Вильярреал — Валенсия

6 января (Пт) в 21:00 (исп)

Валенсия — Кадис

примерно 14 января

Реал — Валенсия

примерно 22 января

Валенсия — Альмерия

примерно 29 января

Вальядолид — Валенсия

примерно 5 февраля

Жирона — Валенсия

примерно 12 февраля

Валенсия — Атлетик

примерно 19 февраля

Хетафе — Валенсия

примерно 26 февраля

Валенсия — Реал Сосьедад

примерно 5 марта

Барселона — Валенсия

"Жизнь Валенсии"

Авторская колонка Kotlyar

Доброго времени суток уважаемые пользователи портала Valencianistats.ru. Я являюсь давним фанатом нашего клуба, но форумами не интересуюсь. С недавнего времени я начал заниматься "писаниной", а точнее написанием статей о любимом клубе на сайте спортс.ру. Если вас интересует прошлое настоящее и будущее нашего клуба, вы можете присоединится к моему блогу, и мы вместе будем переживать за Валенсию и ее игроков.

Спасибо за внимание. Ссылка на мой блог ТУТ
antialbeldista
Привет,

Даже несмотря на
форумами не интересуюсь


Если тебя интересует прошлое настоящее и будущее нашего клуба, ты можешь присоединится к нашему форуму и мы вместе будем переживать за Валенсию и ее игроков ;)
не антимадридист
Вы не правильно вербуете. Нужно поманить чем-нибудь. Отнимите футболку у Максима и предложите человеку. Или пообещайте выслать членскую карту. И где georginoo когда она нужна??
— uaisuПиши на спортс.ру, хорошие статьи это всегда плюс команде, будем расширять армию болельщиков VCF на просторах СНГ


возьмём Коноплянку/Ермоленко, и она сама расширится.
— Bairимеются небольшие грамматические ошибки, но читать можно)
лучше в тандеме с нами)


В будущем будет лучше.
— Ivan-Taran
Приветствую.
почитаемс

пили статьи лучше для нас)


Где подписать? :D
Гонсалу Гедеш это футболист тяжелой судьбы, он стал своего рода разменной монетой в отношениях между болельщиками Валенсии и ее руководством. Его покупка олицетворяла собой хитрый план Питера Лима по завоеванию власти над Валенсией. Питер Лим просто использовал покупку Гедеша в своих интересах. Гедеша очень жаль, ведь он очень одаренный футболист, который приносит Валенсии много пользы. Питер Лим очень хитрый и коварный человек, который знает как пополнить свой кошелек за счет манипуляций людьми и проворачивания своих махинаций. Гонсалу Гедеш это человек, которого Питер Лим использовал в своих целях, но сам Гедеш это великолепный футболист, который спасает Валенсию в тяжелые для нее времена. Гедеш очень быстрый и техничный футболист, отличный атлет и необыкновенный талант, обладающий великолепным дриблингом, но он лишь проект и хитрость Питера Лима. Безусловно болельщики Валенсии вряд ли согласятся со мной, учитывая сколько пользы команде Валенсия приносит Гонсалу Гедеш, но это правда жестокого мира, мира, в котором мы живем. Жестокие и богатые люди просто используют нас в своих интересах, и со временем могут начать активно манипулировать населением хороших и добрых людей. Так и в ситуации с Гедешем, его просто использовали как ненужный механизм для использования своих личных целей. Гедеш не нужен Лиму. Лиму нужен только он сам, деньги и власть. Ему абсолютно все равно, что будет с Валенсией. Абсолютно все равно, что будет с близкими людьми. Ему необходим только его эгоизм и самодостаточность. Как таких людей вообще земля выносит. У Питера Лима нет сердца и души, он черствый и бесчувственный человек. Но он когда-нибудь все-таки ответит за свои злодеяния, потому что есть Господь и есть хорошие люди. У хороших людей будет шанс спастись от жестокости таких людей как Питер Лим, нужно лишь объединиться и быть вместе. Быть одним целым, чтобы у жестокости и насилия не осталось шансов нас смести своей богатой метлой. Питер Лим это олицетворение мира, в котором мы живем. Мира, в котором правят деньги и насилие. Вот и Гонсалу Гедеш ненамеренно ввязался в махинации Питера Лима. Гедеш возможно и сам понимает это, но как профессионал прекрасно выполняет свою работу для Валенсии. Гедеш бьется за свой футбольный клуб. А что делает Питер Лим, Питер Лим считает свои денежки, полученные хитрым путем и собирается со временем продать и Гедеша. Питер Лим занимается своей нелегальной деятельностью в пределах Валенсии и ее окружения. Питер Лим разрушает великий футбольный клуб и ему не стыдно. У таких людей нет чувства стыда, они даже не понимают, что они обыкновенные ничтожества и безбожники. Они не понимают, что творят зло, у них нет истинного чувства собственного достоинства. Таких людей как Питер Лим даже не жалко, потому что они выбрали свой путь злодейства, насилия, жизни без Бога и души. Но они обречены на провал, их ждет жестокий и бессердечный ад. Они погрязли в своей лжи и их ничто не спасет. Стыдно должно быть Питеру Лиму, стыдно. А Гедеш молодец, он наверняка все понимает, но не сдается, продолжает защищать свою честь и честь своего родного футбольного клуба. Я надеюсь, что Гедеш останется с нами, а Питер Лим покинет нашу команду. Надеюсь и верю, что такие герои как Гонсалу Гедеш будут прославлены, а такие ничтожества и безбожники как Питер Лим ответят за свои злодейства перед Господом Богом. Слава Богу за все.
Дух валенсианизма проповедует светлое имя Иисуса Христа. Валенсия по-настоящему божественная команда. Команда, посланная с небес на землю для спасения остатков достойного человечества. Валенсианизм это духовное проявление светлой валенсийской души. Каждый валенсианиста знает свое предназначение и жизненную святую цель. Цель истинного валенсианисты это любовь к Валенсии и святая служба этой святой и необыкновенной команде. Господь подарил всем нам (истинным болельщикам клуба) великую команду, великое счастье, великую надежду, великую и доблестную любовь в лице Валенсии. Валенсия несет нам счастье, любовь и радость от своей невероятной божественной философии. Какое же счастье - быть истинным валенсианистой. Светлое имя Валенсии будет прославлено на небесах навечно, потому что за эту команду болеют и переживают по-настоящему великие и достойные люди. Валенсию поддерживает сам Господь Бог, Бог поддерживает Валенсию с небес небесными лучами черно-белого цвета. Дух валенсианизма это сам Господь Бог. Небесная сила Валенсии проявляется в духовной силе людей, которые играют за этот великий футбольный клуб, а также в духовной силе самых преданных болельщиков этой великой футбольной команды. Настоящий валенсианиста это преданность и чистая лучезарная совесть. Истинный валенсианиста никогда не предаст святую и удивительную Валенсию. Сдерживать или как-то блокировать болельщиков Валенсии невозможно, они всегда будут искренне со святой совестью и честью поддерживать свой любимый футбольный клуб. Духовная и душевная сила валенсианизма заключена в каждом светлом и чистом валенсийском сердце. Не любить Валенсию невозможно, эта футбольная команда просто приковывает к себе души и сердца истинно достойных и светлых людей. Спасибо Господу Богу за создание этой великолепной черно-белой летучей мыши. Летучие мыши парят над небесами, возвеличивая имя Господа Бога и великолепной святой Валенсии. Господи, спасибо тебе за самый лучший подарок в нашей жизни, спасибо тебе за создание Валенсии. Валенсия это удивительно чистая и светлая футбольная команда, в которой нет жестокой желчи и грязного гнилья. Эта команда несет только добро и свет всем достойным и хорошим людям на земле. Мы всегда будем небесными детьми, потому что мы поддерживаем тебя, Валенсия. Валенсия, спасибо тебе большое за то, что ты есть, спасибо тебе за то, что тебя создал Господь Бог, и ты, еще с молоком матери, впитала в себя искреннюю и чистую любовь. Валенсия, ты добрый и чистый ребенок в своей радостной и счастливой валенсийской душе. Да благословит твою душу Господь, Валенсия. Будь вечно счастлива и держись за своих преданных болельщиков, болельщиков, которые готовы потерять все ради спасения Господа Бога и твоей чистой и светлой валенсийской души. Дух валенсианизма это святость болельщиков и футболистов великой и радостной Валенсии. Храни тебя Господь, великая Валенсия.
Душа Валенсии это душа, наделенная грандиозной властью от Бога. Все миры и все вселенные преклонят свои колени перед грандиозной властью души Валенсии. Все звезды и все небеса заплачут и возопиют от власти души Валенсии. Душе Валенсии покорятся все небесные просторы и солнечные лучи небесного цвета. Эта удивительная и непревзойденная власть у Валенсии не просто так. Валенсия заслужила быть, наделенной такой удивительной небесной властью. Душа Валенсии достигает высочайших высот небесных сияющих просторов. Когда-нибудь вся земля преклонит свои великие и черствые колени перед Валенсией и ее небесной властью. Небеса плачут и одновременно радуются тому, что душа Валенсии обретает небесное могущество и великую состоятельную в душевном плане силу. Как же плачут небеса от любви к душе Валенсии, небеса умоляют Господа Бога наделять Валенсию все больше и больше небесной властью. Какое же доброе у Валенсии сердце, какая же добрая у Валенсии душа. Небесные просторы лучезарных высот радуют душу Валенсии сердечными и добрыми помыслами малинового цвета. Какое же счастье-быть душой Валенсии. Какая же радость-проповедовать доброе имя этой великой и по-хорошему властной души Валенсии. Сердце божественной силы чувствует прикосновение Бога, когда прикасается к Валенсии и ее душе. Как же чиста и радостна великая Валенсия в своем неприкосновенном властном развитии небесных красот и небесных сердечных помыслов божественной силы. Душа Валенсии приводит нас к счастью и власти. Каждый истинный болельщик Валенсии знает, что его душа это душа, наделенная небесной властью от божественного прикосновения души Валенсии. Душа Валенсии, ты должна знать, что мы почитаем твое светлое имя и преклоняем свои колени перед твоим могуществом и твоей небесной силой. Душа Валенсии, мы всегда будем почитать твое светлое счастливое естество, от которого мы чувствуем счастье и радость в наших сердцах и в наших душах. Валенсия, твое теченье никогда не остановится, теченье твоей души будет обладать вечным величием и восторгом от твоей чистоты и доброй светлой философии виноградного вкуса. Душа Валенсии, ты должна знать, что теперь ты являешься самой могущественной душой во вселенной, ты всегда была самой могущественной, но не знала об этом, потому что была не так близка к Господу Богу, но теперь, когда твоя душа объединилась с Господом, ты стала настоящей могучей силой и самой главной небесной властью на земле. Душа Валенсии, Бог благословляет твою чудесную футбольную философию и наделяет тебя властью, чтобы ты знала и чувствовала, что ты самая великая душа на всей земной планете. Благословение Господа теперь с тобой, душа Валенсии. Радуйся и живи счастливо, душа Валенсии, наделенная грандиозной властью.
Психология Валенсии строится на отсутствии денежных средств. Психология Валенсии строится на отсутствии золотых монет, Валенсия это команда, которая не стремится к огромным денежным средствам, самое главное для психологии Валенсии это честь и достоинство собственного клуба, самое главное для Валенсии это построение достойной команды, которая не лишена чести и любви. Нас никому не удастся сломить, потому что мы футбольный клуб Валенсия, именно такими нас знают в футбольном мире жестоких футбольных богачей. Мы богаче всех, потому что у нас есть сердце и душа, а также футбольная искра и футбольная философия божественного уровня. Валенсия это самая чистая и достойная футбольная команда на планете земля, психология Валенсии это история создания достоинства, чести, и Божьей любви. Валенсия никому не позволит вытирать об себя ноги, Валенсия не даст себя в обиду, она всегда будет бороться за достойный и честный футбол, лишенный грязных денег и безумной власти футбольных богачей и диктаторов. Мы для того и родились на этот свет, чтобы быть справедливостью и возмездием за грехи жестоких футбольных богачей и футбольных клубов, которые превратились в денежные мешки, но так и не научились играть в достойный и честный футбол. Психология Валенсии это небесное богатство и футбольное благо, посланное нам с небес самим Господом Богом, в футбольном мире нет более достойной и честной футбольной команды, чем Валенсия. Валенсия разрушает футбольные стереотипы и ложные футбольные смыслы своей божественной философией. Психология Валенсии построена на достойных и честных футболистах, которые вкладывают душу и сердце в развитие любимой футбольной команды, футболисты Валенсии это честные и достойные люди, которые бьются за честь и достоинство собственного великого и одаренного небесами футбольного клуба. Психология Валенсии не сомневается в том, что Валенсия это избранный Богом и великий божественный футбольный клуб, который заставляет замирать сердца преданных болельщиков Валенсии по всему футбольному миру. Сердца и души болельщиков Валенсии бьются в одном футбольном ритме за честь и достоинство любимого футбольного клуба, психология Валенсии это любовь и преданность самых преданных и честных болельщиков этой футбольной команды, у Валенсии множество достойных и великих болельщиков по всему футбольному миру великих и достойных людей. Психология Валенсии это большие и великие футбольные победы этого великого и достойного футбольного клуба, Валенсия, не обладая большими денежными средствами, заставляла содрогаться футбольных богачей и диктаторов, Валенсия это Бог в мире футбола. Остановить психологию Валенсии невозможно, потому что это психология Господа Бога. Психология Валенсии это футбольная философия, которую не дано понять жестоким и богатым людям, потому что золото Валенсии это ее богатая и наполненная любовью душа. Богатство Валенсии это чистота сердца и футбольных помыслов божественного уровня. Как же сильно мы любим футбольную философию и психологию Валенсии, ведь Валенсия это частичка Бога в футбольном мире. Психология Валенсии это футбольная непревзойденность божественного уровня, украшенная апельсиновыми цветами бело-черного цвета, которую мы все очень сильно любим и почитаем. Психология Валенсии это яркий бело-черный цвет, который ослепляет футбольных богачей и диктаторов, а болельщиков Валенсии наоборот наполняет апельсиновыми и банановыми цветами бело-черного цвета непревзойденной психологии и философии Валенсии. Психология и футбольная философия Валенсии даны нам в помощь, чтобы мы были счастливы и никогда не забывали о том, кто мы есть на самом деле.
Внутренний мир Валенсии проявляется в положительных взаимоотношениях между болельщиками этой великой футбольной команды. Внутренний мир Валенсии проявляется в любви болельщиков Валенсии к своему любимому футбольному клубу. Внутренний мир Валенсии проявляется в любви болельщиков Валенсии к футбольному стадиону, на котором играет Валенсия. Внутренний мир Валенсии проявляется в любви футболистов Валенсии к своей любимой футбольной команде, которой является Валенсия. Внутренний мир Валенсии проявляется в любви болельщиков и футболистов Валенсии к футболкам своего любимого футбольного клуба, которым и является Валенсия. Внутренний мир Валенсии проявляется в любви болельщиков и футболистов этой футбольной команды к музыке, в которой воспевается слава этой великой футбольной команды. Внутренний мир Валенсии проявляется в праздниках и радостных событиях, которыми может быть наполнена жизнь Валенсии. Внутренний мир Валенсии проявляется в захватывающих матчах этой великой футбольной команды. Внутренний мир Валенсии проявляется в футболистах и болельщиках этой удивительной футбольной команды. Внутренний мир Валенсии проявляется во внутреннем мире болельщиков и футболистов этой великой футбольной команды. Внутренний мир Валенсии проявляется в душах и сердцах болельщиков и футболистов этой непревзойденной футбольной команды. Внутренний мир Валенсии проявляется в футбольной экипировке, которую использует этот великий футбольный клуб. Внутренний мир Валенсии проявляется во всем том, что несет Валенсии пользу и радость, а также и в горестных поражениях этого великого футбольного клуба. Когда Валенсия проигрывает, то болельщики и футболисты Валенсии горестно плачут и взывают к небесам, чтобы эти страдания и мучения прекратились, но в глубине своей души болельщики Валенсии счастливы переносить такие тяжелые удары судьбы, потому что страдать за Валенсию это одно из наибольших счастий в их жизни. Внутренний мир Валенсии это страдания и боль, но одновременно со страданиями болельщики и футболисты Валенсии переносят счастье и радость от футбольных побед своей любимой футбольной команды. Валенсия не позволяет своим болельщикам и футболистам бесконечно страдать, она наполняет их души ярким бело-черным цветом, затмевая страдания и боль своей левантийской душой. Валенсия не позволяет своим футболистам и болельщикам бесконечно страдать, она всегда рядом, чтобы протянуть руку помощи. Внутренний мир Валенсии это незабываемые эмоции и переживания от просмотра матчей этой великой футбольной команды. Болельщики Валенсии смотрят матчи Валенсии и испытывают счастье и радость от побед своего любимого футбольного клуба, а также испытывают горести и страдания от поражений своего любимого непревзойденного футбольного клуба. Внутренний мир Валенсии это каждый из нас, кто поддерживает Валенсию своей доброй и ласковой душой. Внутренний мир Валенсии это каждый из нас, кто поддерживает Валенсию даже в тяжелые для этого футбольного клуба времена.
Психика Валенсии это страдания и боль, которые приходится переносить нашей любимой футбольной команде. Перелом психики Валенсии связан с унизительным и униженным руководством Валенсии. Валенсия это футбольный клуб с переломом психики, связанным с кошмарным руководством и вылетами Валенсии из высшего испанского дивизиона. Валенсии многое приходилось переносить за свою футбольную историю, но Валенсия, несмотря на тяжелые жизненные обстоятельства, никогда не сдавалась и не переставала быть небесным солнцем для своих болельщиков и футболистов. Психика Валенсии сочетает в себе несочетаемые футбольные душевные единицы, такие как агрессия и духовная угроза, а также любовь и футбольный голод спортивных побед. Перелом психики Валенсии это разрушительный психический процесс, связанный с тяжелыми поражениями нашей любимой футбольной команды, а также с ужасающим руководством, которое наполняет себя футбольным позором и унижением. Валенсия обязана знать, что, несмотря на тяжелые жизненные обстоятельства, она всегда может положиться на своих, любящих Валенсию всей душой, болельщиков и футболистов. Никто не смеет вытирать ноги о психику Валенсии, потому что психика Валенсии это уникальная футбольная и спортивная величина достоинства и футбольной чести. Наше руководство перебило нашу психику в щепки, но мы, несмотря на страдания и боль, все равно оживаем и возрождаемся из духовного и душевного пепла. Наше руководство это тираны и садисты, изламывающие нашу психику, они создают перелом психики Валенсии. Но мы им этого не забудем и не простим, они вечно будут гореть в психическом аду, они сгорят заживо в огне преисподней. Психика Валенсии это, опасная и угрожающая тиранам и садистам, футбольная сила. Наш перелом психики прославит нас и наполнит нас лучами солнечного света Валенсии. Перелом психики Валенсии это нарушение футбольного метаболизма в головном мозге великой и непревзойденной футбольной команды, которая уверенно может называть себя Валенсией. Валенсия никогда не опустит руки и не сдастся, она будет бороться до последнего вздоха своих духовных и душевных сил. Наше руководство не преодолеет психику Валенсии, потому что наша психика полна секретов и футбольных тайн. Валенсия знает такое, что и не снилось футбольным богачам и диктаторам. Психика Валенсии это разрушительная сила для мира лжи и неправды, каждый, кто соприкасается с психикой Валенсии, становится просвещенным в футбольном смысле. Валенсия это, глубокая и непередаваемая простыми словами, футбольная мудрость всех футбольных времен и народов. Футбольные знания Валенсии делают ее самой могучей силой в мире футбола и духовной спортивной жизни. Психика Валенсии это разрушительные психические процессы, способные регенерировать себя духовным и душевным образом. Перелом психики Валенсии это обратимый футбольный процесс, наполненный духовным и душевным счастьем Валенсии и ее болельщиков и футболистов. Психика Валенсии это вечная и, непередаваемая простыми словами, духовная и спортивная слава. Психика Валенсии это божественная слава. Благодарю Бога за создание психики Валенсии.
Сознание Валенсии это духовная и душевная бедность, с которой приходится сталкиваться нашей любимой футбольной команде. Наш любимый футбольный клуб до сих пор не может построить новый стадион, а также постоянно обязан терять ключевых футболистов. Мы на грани вылета из высшего испанского дивизиона, а также мы можем исчезнуть из футбольного мира. Это та информация, которая находится в сознании Валенсии. Мы духовно богаты, но материально бедны. Мы душевно сильны, но материально бессильны. Сознание Валенсии это круговорот постоянных бесчисленных материальных проблем, которые постоянно пугают болельщиков и футболистов Валенсии. У нас великолепная духовная и душевная мощь, но жестокие люди, которые у власти в нашей команде, пытаются разрушить нашу сердечную любовь и музыку, которая играет в наших душах. Властные ничтожества бродят по сознанию Валенсии, привлекая собой злых духов злобы и насилия. Сознание Валенсии это постоянная духовная борьба великого футбольного клуба с ожесточенной материальной властью богачей и садистов этого безумного мира. Наш клуб не намерен опускать руки, наша команда постоянно будет в стадии неприкосновенной борьбы с жестокостью этого безумного футбольного мира. Мы Валенсия, мы сознание силы, любви, и доброты. Нас так просто не преодолеть и не обезглавить. Сознание Валенсии это духовная и душевная мощь божественного мира любви и теплоты. Жестокая власть безумно бьется с достоинством и честью великой Валенсии, заставляя нас безумно страдать и мучиться, но они все равно, рано или поздно, падут в этой футбольной войне добра со злом. В этой войне сознания Валенсии с безумными садистами и тиранами футбольного мира суждено победить только Валенсии. Жестокость никогда не одолеет Валенсию и ее ласковый и добрый футбольный мир. В нашем сознании все так непросто, все так сложно и запутанно. Каждый футбольный шаг Валенсии отслеживается силами зла и насилия этого безумного футбольного мира. Сознание Валенсии это футбольный ад, которым наполнена наша футбольная душа. Наше сознание не терпит боли и насилия, наше сознание наполнено светом и радостью от наших прекрасных футбольных побед. Сколько уже можно мучить наше сознание, ведь мы только хотим жить в прекрасном футбольном мире любви и радости. Но жестокая власть не дает нам футбольного и спортивного покоя, каждая частичка души сознания Валенсии страдает за свой любимый футбольный клуб. Мы ждем, когда же это все прекратится, когда же мы свергнем эту безумную футбольную власть и поднимем наши флаги до небес. Сознание Валенсии это безумная и страстная душевная боль от перенесенных страданий в футбольном мире футбольного безумства. Валенсия, твое течение никогда не остановится, твои флаги будут под небесами, ты всегда будешь радовать нас прекрасным и интересным футболом. Господи, спаси и сохрани сознание Валенсии.
Подсознание Валенсии это наши великие победы в чемпионатах Испании, а также достижение двух финалов Лиги Чемпионов. Когда-то давно мы были величайшим футбольным клубом, но и сейчас мы остаемся великой футбольной командой. Господи, благослови и сохрани подсознание Валенсии нетронутым от жестокости этого безумного футбольного мира. Подсознание Валенсии это голы Давида Вильи и Клаудио Лопеса, это победы в кубках Испании, это радость от наших великих футбольных побед. Счастье, которое царило в наших душах разрушено не навсегда и не полноценно. У нас еще есть шанс вернуться к великим достижениям и победам через наше подсознание. Наше подсознание несет нам радость и счастье от жизни Валенсии. Наше подсознание это и есть жизнь Валенсии. Жизнь Валенсии это постоянные поединки с неправедным футбольным миром, жизнь Валенсии это обобщенная борьба с силами зла, жизнь Валенсии это футбольный рай, в который врываются силы ада. Подсознание Валенсии это яркий свет достойному миру футбола, который и создает сама Валенсия. Через подсознание Валенсии Бог творит чудеса, доказывая всем, что справедливость и правда все-таки существуют в этом безумном мире лжи и неправды. Подсознание Валенсии это летучие мыши, парящие под облаками. Летучие мыши, которые готовы преодолеть все небесные просторы для счастья и радости Валенсии. Мы свет миру, мы Валенсия, мы достоинство и честь, мы правда и справедливость, мы силы добра в борьбе с силами зла, мы предназначены для того, чтобы победить ложь и неправду. Подсознание Валенсии это самая сильная футбольная команда планеты земля, самая сильная команда, которой является сама Валенсия. Подсознание Валенсии это стадион Месталья, который прославился на весь мир. Мы никогда не упадем навсегда, мы всегда поднимемся на ноги и продолжим наш футбольный путь. Даже, если силам зла удастся нас склонить и обесчестить, то мы все равно не будем в этом виновны, потому что это наш достойный крест Валенсии делает нас свободными от футбольной провокации этого безумного футбольного мира. Мы никогда не упадем так, чтобы нам было совсем не подняться. Валенсия всегда поднимет свои крылья над жестоким и безумным футбольным миром. Подсознание Валенсии это осознание своего футбольного превосходства над футбольным миром безумия и жестокости. Боже, молю тебя, защити Валенсию от всяческих футбольных угроз. Боже, молю тебя, прославь Валенсию на весь достойный футбольный мир. Боже, молю тебя, благослови и защити подсознание Валенсии от негативной чужеродной информации. Слава Господу Богу. Слава великой Валенсии.
Валенсия, страданий много,
но ты конечно не стыдись,
ты лучше положись на Бога,
тихонько в сердце помолись.
Давида Вильи гол великий,
ты вспомни тихо, не спеша,
он ангел Божий солнцеликий,
в твоих руках его душа.
Мендьета – наше вдохновенье,
он ангел света и небес,
души он доброй озаренье,
и в наших душах он воскрес.
Клаудио Лопес быстроногий,
он слава Божья навсегда,
он футболист совсем нестрогий,
он солнца вечного звезда.
Давида Сильвы пас достойный,
мы не забудем никогда,
он Божий ангелочек знойный,
он света яркого мечта.
Бараха – крепость нашей силы,
победным кличем блещет он,
он духов зла сведет в могилы,
он слышит валенсийский звон.
Валенсия, страданий много,
но ты конечно не грусти,
ты просто положись на Бога,
и снова продолжай расти.
Гонсалу Гедеш выступал в командах: Бенфика, ПСЖ, Валенсия. В Валенсии Гедеш играл под руководством таких тренеров: Марселино Гарсия Тораль, Альберт Селадес, Хави Грасия, Воро, Хосе Бордалас. С Валенсией Гедеш побеждал в Кубке Испании, а также еще раз добирался до финала Кубка Короля, еще Гонсалу добирался с Валенсией до полуфинала Лиги Европы, где Валенсия уступила лондонскому Арсеналу. Гедеш - это невероятно талантливый футболист, на футбольном поле он очень на многое способен. Гонсалу - очень физически сильный футболист, который обладает высоким уровнем физического атлетизма. Гонсалу Гедеш прекрасно управляет своим телом, он очень здорово маневрирует своим физическим состоянием. Когда он разгоняется, то управляет своей физикой так, что сопернику трудно уловить его движения, которыми Гедеш запутывает своего оппонента. Гедеш обладает очень сильным дальним ударом, точность его ударов не всегда идеальна, но если Гедеш попадает в ворота, то это может быть очень опасно для голкиперов соперников Валенсии. Гедеш - достаточно техничный футболист, но главная его техническая сила связана с его атлетизмом и умением управлять своим физическим телом, но с мячом Гонсалу работает прекрасно. Гонсалу применяет правую футбольную ногу для своего футбольного дриблинга, но левой ногой Гедеш тоже умеет играть, хотя его основная футбольная сила заключена в его правой невероятно одаренной ноге. Гедеш может играть сразу на нескольких футбольных позициях, он может играть на обеих флангах футбольной полузащиты и атаки, а также он может играть форварда, играющего из глубины, а еще Гедеш может играть остроатакующего нападающего. Гедеш способен прекрасно играть даже на острие футбольной атаки. Гонсалу достаточно много забивает, а также отдает голевые передачи, сделать точный навес - это задача не самая сложная для блистательного португальца, а отдать скрытый и креативный пас - это самое то для нашего футбольного любимчика. Гонсалу очень быстрый футболист. Когда Гедеш набирает скорость, то его невероятно сложно догнать, соперники приходят в забвение, когда Гонсалу, как настоящий беговой атлет, пролетает мимо них. Гедеш также умеет играть на втором этаже, он не обделен способностью играть своей футбольной головой. Когда Гонсалу забивает гол, то он очень радуется и показывает свой язык, тем самым приводя в изумление болельщиков Валенсии, а также таким образом он раздражает и выводит из себя соперников и болельщиков команды противника. Гедеш - это футболист, который очень многое сделал для Валенсии и ее болельщиков. Очень жаль, что со временем мы возможно расстанемся с этим великим валенсийцем. Сегодня я рассказал про Гонсалу Гедеша не так много. Возможно в дальнейшем я расскажу про этого футболиста еще. Спасибо тебе за все, Гонсалу Гедеш.
Гедеш, послушай меня и не плачь,
не оставляй ты Валенсии мяч,
Гедеш, возможно придется уйти,
но не сбивайся с прямого пути.
Гедеш, останься, а может уйди,
но оставайся ты в нашей груди,
в сердце волшебным ключиком будь,
главное, чтобы достойным был путь.
Гедеш, что происходит сейчас,
ведь расставания вдруг пробил час,
Гедеш, ну как мы теперь без тебя,
мы же семья для тебя есть твоя.
Гедеш, прости навсегда и забудь,
но пробивай себе свой новый путь,
с эмоцией сильной ты бей себя в грудь,
Гедеш, ты слезы любви не забудь.
Гедеш, послушай ты сердце сейчас,
и оставайся хотя бы на час,
Гедеш, останься ты в наших сердцах,
ты понеси нас еще на плечах.
Гедеш, останься, а может умри,
но не разрушь наше сердце в нули,
Гедеш, останься ты в наших морях,
не наводи на нас этот злой страх.
Гедеш, прости навсегда и забудь,
ты продолжай без нас свой новый путь,
Гедеш, прости, ты же бравый солдат,
и не понятно, кто в чем виноват.
Гонсалу Гедеш прекрасно играл в футбол под руководством Марселино Гарсии Тораля. Гедеш играл очень быстро, временами он забивал великолепные голы, когда уходил в отрыв от соперников. Гонсалу убегал от всех, набирая прекрасную физическую скорость. Он обыгрывал соперников один в один, его было невероятно сложно остановить, потому что Гедеш - это настоящая гоночная машина для реализации своего футбольного потенциала. Гедеш приносил много радости болельщикам Валенсии, болельщики очень хотели, чтобы Валенсия оформила полноценный трансфер этого нестандартного и творческого футболиста. Валенсия договорилась с Пари-Сент-Жермен о полноценном трансфере Гонсалу Гедеша за колоссальные для Валенсии 40 млн. евро. Дальше у Гонсалу начали возникать проблемы с реализацией своего творческого потенциала, Гедеш играл хорошо, но Валенсия выступала не очень интересно, команда Гедеша играла достаточно примитивно под руководством Марселино Гарсии Тораля, в основном, перекатывая мяч поперек футбольного поля. Валенсия играла в стиле Даниэля Парехо, а Гедешу было скучно играть в такой футбол, но он все равно оставался неугомонным и творческим футболистом. Гедеш чувствовал себя лишним на поле, когда команда выступала так примитивно и скучно в смысле футбольного мастерства. Марселино Гарсия Тораль со временем покинул Валенсию, так и не достигнув понимания с футболистами своей футбольной команды, тот футбол, который проповедовал Тораль был чуждым Гедешу, но Валенсия и Гонсалу Гедеш очень любили своего тренера. Марселино сумел привести Гонсалу к победе в Кубке Испании над Барселоной со счетом 2-1 в пользу Валенсии, а также привел Гедеша к полуфинальной встрече с английским Арсеналом, в которой Валенсия потерпела поражение, а Гедеш еще до полуфинальной встречи с Арсеналом успел забить важнейший гол в ворота российского Краснодара, этот гол очень помог Валенсии добраться до полуфинала Лиги Европы. Марселино Гарсия Тораль оставил неоднозначное мнение от своей футбольной тактики в рядах Валенсии, он покинул команду от недопонимания с ужасным руководством своей команды. Гедешу было горько воспринимать уход тренера, которого он полюбил, но этого тренера он так и не понял.
Валенсию возглавил Альберт Селадес после ухода Марселино Гарсии Тораля. Не стоит забывать, что Марселино дважды выводил Валенсию в Лигу Чемпионов, что тоже является прекрасным результатом Валенсии и ее бывшего наставника. Но с приходом Селадеса многое поменялось, не известно было насколько такой молодой тренер сможет тренировать Валенсию и Гонсалу Гедеша. Так и оказалось, Селадес не смог справиться с руководством такой сильной и известной команды, которой является Валенсия и ее прекрасный и талантливый футболист под именем Гонсалу Гедеш. Селадесу удалось вывести Валенсию в плей-офф Лиги Чемпионов, где Валенсия потерпела сокрушительное поражение в матче с итальянской Аталантой, а Гедешу было все по-прежнему очень сложно адаптироваться под руководством нового наставника. Селадес не оправдал то доверие, которое к нему проявило ужасное руководство Валенсии, если в случае с руководством летучих мышей вообще можно говорить о доверии. Гонсалу было очень жалко, потому что футболист с таким потенциалом терял свое футбольное развитие под руководством Альберта Селадеса. Гедеш не понимал, почему он попал в великую испанскую команду с кошмарным руководством и с необычным испанским наставником. Карьера Гедеша все ухудшалась и ухудшалась. Валенсия под руководством Селадеса провела очередной неоднозначный сезон, а сам Альберт, если не ошибаюсь, не доработал этот сезон даже до завершения. С Валенсией Гонсалу Гедеша могло уже ничего не связывать, потому что Гонсалу был и остается талантливейшим футболистом, а Валенсия переживает не лучшие футбольные годы, но Гедеш оставался в команде не смотря ни на что, он продолжал свой футбольный путь вместе с летучими мышами, а его развитие не могло погубить даже безразличие футбольного, если можно так сказать, руководства Валенсии. Гедешу приходилось сталкиваться с тяжелейшими трудностями в своем футбольном развитии, множество разных тренеров тренировали Гедеша, в их числе и Воро. Непонятно было и есть, что же будет дальше с Валенсией. Судьба Гедеша продолжалась, а лучика света было так и не видно. Футболист национальной сборной Португалии продолжал развиваться, но наверняка был недоволен тем, что происходило в его футбольном клубе. После ухода Альберта Селадеса на пути Гедеша появились новые испытания...
Попрощаться с самым быстрым, с самым ловким ловкачом,
Бог спешит, немое сердце заслоненное мячом,
Хиль, ну как теперь мы будем без тебя теперь играть,
ведь святую Божью волю без тебя нам не понять.
Ты прекрасный Божий лучик, помогал нам в страшный день,
не найти нам друга лучше, не видна волненья тень,
Брайан, ты спасал команду, заслонял собой восторг,
ты стремился ради власти, нет, ведь это грязный морг.
Брайан Хиль – святое сердце, в сердце этом только грусть,
если скажут, что невежда, пусть кричат невежды, пусть,
возвращайся к нам атлетом, возвращайся ловкачом,
пусть твое святое сердце будет маленьким грачом.
Что же будет с нами дальше, как без Хиля в сердце быть,
только плакать, только биться, со страданием все ныть,
что же с нами, как же дальше, почему в душе свеча,
мы не будем больше плакать, будем жить теперь молча.
Нам пробиться не удастся, если Хиля потерять,
как же хочется всем сердцем нам Валенсию обнять,
Хиль, спасай, не убирайся, будешь рядом, будет свет,
только нужен нам твой внятный и достойнейший ответ.
Но ответ твой только жажда, только ложь и пустота,
ведь в команде нашей правда это только лишь мечта,
нет в команде нашей правды, Хиль, ты это лишь пойми,
когда будешь греться рядом, ты Валенсию прими.
Хиль, твоей вины здесь нету, мы тебя всегда поймем,
не за грязную монету ты показывал прием,
будешь рядом, будет счастье, будет яркий Божий свет,
только в мире много грязи и не убран туалет.
Ситуация в Валенсии не улучшалась, а только ухудшалась. Валенсию возглавил малоизвестный специалист под именем Хави Грасия. Под руководством этого специалиста Валенсия была командой, которая могла бороться даже за выживание, если не ошибаюсь в правильности своих слов. Гедешу было очень тяжко все это переносить, он терял футбольный рост и футбольное развитие. Хави Грасия вряд ли был тем специалистом, который мог бы повлиять на дальнейшее развитие Гонсалу Гедеша. Гедеш наверняка подумывал о том, что можно было бы покинуть Валенсию, и найти команду, в которой он бы смог прогрессировать и развиваться. Хави Грасия привел Валенсию к футбольному упадку, Валенсия даже могла вылететь из чемпионата испанской высшей лиги, но команду спас другой специалист под именем Воро. Воро выиграл важнейший матч сезона и спас Валенсию от вылета в низший дивизион. Время все проходило и проходило, а ситуация в Валенсии все никак не улучшалась, а только ухудшалась. Что же могло спасти Валенсию? Спасение пришло в лице нестандартного и творческого специалиста под именем Хосе Бордалас. Этот специалист проповедовал агрессивный и жестокий стиль футбольного мастерства. Он проповедовал футбольную философию агрессивного типажа. Этот тренер вдохнул в Валенсию новую жизнь и новое дыхание, он довел Валенсию до очередного финала Кубка Испании, который, к сожалению, Валенсии не удалось завоевать. А вот Гонсалу Гедеш просто расцвел под руководством Хосе Бордаласа. Гедеш играл как на фланге, так и в линии нападения, он получил полноценную свободу на футбольном поле, он просто прекрасно работал с футбольным мячом, он маневрировал своим футбольным телом, и заставлял содрогаться футбольных критиков и специалистов, которые могли говорить, что Гедеш уже не тот, а также говорить, что он так и не вырос в футбольного мастера высшего уровня. Гедеш обрел футбольное счастье под руководством Хосе Бордаласа. Да, команда провела очередной не самый успешный сезон в истории клуба, но развитие, которое вдохнул в команду Хосе Бордалас, могло бы очень помочь Валенсии в ее дальнейшем развитии, Хосе Бордалас мог помочь Валенсии выбраться из той ямы, в которую ее пытается вогнать футбольное руководство, которое взяло над ней верх, но так ее и не уничтожило. Гедеш провел, наверное, свой лучший сезон в Валенсии, он был по-настоящему счастливым и успешным человеком, но руководство Валенсии уволило Хосе Бордаласа и назначило Дженнаро Гаттузо новым тренером Валенсии. Будем надеяться, что под руководством нового тренера, Валенсия сможет прогрессировать и развиваться. А вот останется ли в команде Гонсалу Гедеш - это большой вопрос.
Хоть ты и молод, но уже герой, ты стал для нас отдушиной,
ты отбивал мячи как лев, в тебе есть простодушие,
ты небывалый скромный пес, в котором не хватает зла,
ты с наслажденьем ешь овес неандертальского козла.
В тебе природы слышен звук, в тебе звучание миров,
ты вратарь небесных рук, ты мяч всегда отбить готов,
бывает, допускаешь ты ошибки глупые в грехах,
но ты грузинский вратарь, в тебе развеян мертвый прах.
Ты очень здорово звучишь, в глазах твоих венозный взрыв,
на все ворота не молчишь, но редко падаешь в обрыв,
ты вратарь волшебных рук, в котором скрыт небесный дар,
не обожжешь ты рук своих, пусть руки жжет хоть скипидар.
Ну что за чудный человек, ну что за мудрый вратарь,
хоть ты и молод, но силен, ты Божья сердца злого тварь,
в тебе есть скрытое окно, добро и зло в тебе одно,
ты пробежишь через стекло, ты лучше всех, совсем не дно.
Когда опустишься ты вниз, когда достигнешь боли кражу,
среди волшебных злобных риз ты открываешь сердце даже,
ты сможешь справиться со всем, ты в это только свято верь,
когда услышишь Божий смех, ты раскрывайся, это дверь.
Мамардашвили, ты герой, в тебе открыт небесный свет,
ты кушай вкусную еду, ты кушай пламенный омлет,
ты три яйца себе пожарь, ты кушай вкусную еду,
ты на воротах не пожарь, ты ощути свою звезду.
Побудь подольше в нашей обители, ты оставайся вратарем,
главное, чтобы узнали родители, что ты с Валенсией вдвоем,
что вы теперь одно целое, что невозможно разорвать,
глупцы, мы лучше всех на свете, у нас святая есть кровать.
Это сказано не в обиду великого Гиорги Мамардашвили, это сказано про ту ужасную ситуацию, в которой сейчас находится Валенсия, ну и скорее всего про Питера Лима лично.
Ну ты и сила, ну ты и воин, ну ты и грозный великан,
здоровье укрепляй красиво, святой воды выпей стакан,
не позволяй себя унизить, не позволяй упасть в капкан,
ты очень смелый и красивый, ты воплоти здоровья план.
Пусть в твоем сердце недостойном споет великий пеликан,
пусть он раздавит все помои, пусть погибает таракан,
пусть жизнь твою побить боится коварный Антуан Гризманн,
теперь в твоей судьбе царица, теперь ты точно лев Аслан.
Ты Альдерете, ты громила, ожесточенный человек,
пусть оживает эта сила, не погибает пусть вовек,
ты должен биться за здоровье, ты биться должен за себя,
пусть проливаешь много крови, но ведь в Валенсии семья.
О как же хитро и распутно, ведет себя унылый крик,
скажи мне, сколько еще будет в твоей душе погибший лик,
когда же ты уже проснешься, когда возьмешь свой пьедестал,
от грубой грязи ты очнешься, когда в тебе умрет вандал.
Ты раздави в себе желанье, ты раздави помоев грех,
пусть это лунное свиданье, но раздави грехов орех,
остановись, очнись красиво, стань настоящим ангелом,
будь светом чистым во плоти, будь только Божьим ангелом.
Будь только с Богом, он отдаст, все, что в Валенсии твое,
ты заслужил своей борьбой забрать все, что теперь свое,
не остановит твою жизнь великий, пламенный Господь,
пусть они кости свои рвут, пусть погибают, это плоть.
А ты теперь священный Бог, ведь ты в Валенсии играл,
достигнуть очень много смог, и в грязь лицом ты не упал,
прощай, Омар, пока, адьос, ты молодец, старался Бог,
ты драгоценный, славный пес, который очень много смог.
Валенсия, меня прости за то, что немощен и слаб,
за то, что в жаждущей любви я твой преступный, жалкий раб,
за то, что часто побежден в душе безумием своим,
за то, что так тебя люблю и так мечтаю быть твоим.
Валенсия, не брось меня, ты со мной рядышком иди,
чтоб чувствовал твою любовь в своей негаданной груди,
чтоб твои чувства вновь вернув я обернулся силою,
чтоб для тебя я был своим, чтобы не был могилою.
Валенсия, тебя люблю, не останавливаю шаг,
пусть даже душу жмет мою жестокий и ничтожный враг,
ты не бросай меня в ночи, ты будь в моей душе звездой,
тогда я силой докажу, что я с тобой своей душой.
Валенсия, живи всегда, не останавливая ход,
пусть продолжает путь любви твой добрый и хороший род,
будь рядом с нами, не бросай, не оставайся в стороне,
иначе мы сойдем с ума и будем плавать на луне.
Валенсия, в твоей душе мы солнце яркое в груди,
ты только нас не оставляй, от нас на шаг не отойди,
не отодвинься ты от нас, не оставляй своих детей,
пусть даже вихри заметут миллионы низменных затей.
Валенсия, тебя люблю, не оставляю твою жизнь,
но только в веющем бреду я поднимаюсь прямо ввысь,
мне очень больно так дышать, мне очень страшно убежать,
мне без тебя совсем не жить, прошу меня не оставлять.
Валенсия, дышу тобой, живу в мечте полночных губ,
пусть в твоем сердце зазвучат три тысячи достойных труб,
пусть даже больше зазвучит в твоей душе достоинство,
Валенсия, меня люби, люби свое святое воинство.
Висенте, спасибо тебе за то, за то, что ты в нас вселил веру,
спасибо за то, что ты знаешь души достойную добрую меру,
мне хочется плакать ужасно в душе, но я тебя не забываю,
когда очень больно и страшно в любви, твое имя я вспоминаю.
Висенте, мне страшно и больно совсем, вернись прошу в нашу обитель, ведь знаю, что в этой великой войне ты великий войны победитель.
Висенте, я слышу как сердце стучит, но я тебя не понимаю,
как будто я в сердце своем неземном твое имя не обнимаю,
Висенте, ты очень великий кумир, и мне бы скорей научиться,
чтоб в каждой душе возродил бы я пир, чтоб каждый в меня мог влюбиться.
Но только пока ты великий кумир, звезды неземное сиянье,
Валенсия только мечтает о том, чтоб было с тобою свиданье,
ты левой ногой чудеса вытворял, на поле совсем не сдавался, как только сдавалась Валенсия вновь, ты сразу в любовь окунался.
Ты был на земле человеком большим, ты им до сих пор остаешься, а мы все мечтаем свободно о том, когда же домой ты вернешься,
быть может ты вскоре тренировать нас пойдешь, а может уже тренируешь, но только пока нас с тобой рядом нет, ты душу святую волнуешь.
Висенте, молю, только нам помоги, не дай в нашем сердце укрыться, ведь ждем мы момента святого того, когда сможем мы возродиться,
ведь ты же левша неземной красоты, ты Божье святое творенье, мы всею душою своей неземной… страдаем, в душе огорченье.
Висенте, но все же тебя мы совсем в своей душе не забываем, когда мы услышим молву о тебе, мы душу свою открываем,
мы знаем, что ты был великий кумир, таким ты сейчас остаешься, мы ждем, что ты в нас сейчас возродишь мир, мы знаем, что ты не сдаешься.
Висенте, тебя невозможно забыть, кумир ты достойный, великий, как только болельщик узнает тебя, так сразу в душе слышны крики.
Надеюсь и верю, что Висенте Родригес не погиб. Он действительно не погиб. Это просто творческое стихотворение про нашего футбольного кумира.
Хоакин, ты великий дриблер, а еще ты великий технарь,
ты великий веселый актер, у тебя есть души инвентарь,
ты достойный великий игрок, а еще ты футбольная знать,
ты даешь нам достойный урок, как в футбол нужно смело играть.
Хоакин, ты меня научи, как великим таким мне бы быть,
у тебя есть в футболе врачи, ну а мне как бы душу лечить,
ты гроза всех несбывшихся звезд, ты душа неземной красоты,
я бы тоже в футболе подрос, если был бы таким как и ты.
Хоакин, мне сейчас тяжело, мне бы душу твою возродить,
меня в бурю невзгод занесло, я пытаюсь душе угодить,
ну а ты все мечтаешь о том, чтобы дальше звездой воссиять,
ты в футболе себя удивил, ты не знал, что так можешь играть.
Хоакин, ты чудесный игрок, ты волшебник, на поле ты Бог,
ты снимаешь безумный замок, так никто бы наверно не смог,
ты достоинства чести клеймо, ты действительно адский дриблер,
ты несешь неземное ярмо, ты победный волшебный финтер.
Кто бы смог так играть как и ты, да наверное вовсе никто,
кто бы мог возложить так цветы, в глазах женщин, наверное, кто,
ты не знаешь как будешь играть, ты не знаешь что свист пропоет,
может завтра возможно с утра весь талант твой погибнет, умрет.
Ну а ты все мечтаешь о том, чтоб в футболе себя не забыть,
ну а мне остается одно – всей душой твой талант полюбить,
я пишу про тебя ведь не зря, я пишу ведь любовью, душой,
ну а ты ведь не знаешь меня, для тебя я совсем ведь не свой.
Я молю, чтобы кто-то признал тот талант, что в себе я явил,
а тебе, Хоакин, я сказал, что в душе ты себя победил,
Хоакин, не забудем тебя, будем вечно тебя вспоминать,
ну а ты не сдавайся и все, продолжай дальше нас волновать.
Мое первое видео про Валенсию:
Месталья – мой родной стадион,
поэтому гневно повышу я тон,
пусть слышен Местальи доверчивый стон,
пусть бьют меня грозно с жестоких сторон.
А Новая Месталья в нас блюет огнем,
поэтому Новую Месталью мы изблюем,
пусть сингапурцы построят нам новый дом,
а мы не забудем Местальи альбом.
Мы наш стадион не отпустим в моря,
мы наш стадион не опустим в края,
Месталью мы любим, в ней грешно живем,
и в ней мы танцуем, и в ней мы поем.
Месталья - наш дом, Питер Лим пусть поймет,
пусть вор сингапурский ест кошачий помет,
пусть он остановит свой вражды пулемет,
пусть он не закурит и водку не пьет.
Месталья родная, ты долго живи,
не раз проживай свои календари,
не раз проживай ты свои сентябри,
ты не забывай все свои октябри.
Месталья любимая, в сердце у нас,
твой слышен болельщиков верный запас,
мы слышим болельщиков твой нежный глас,
мы кушаем вкусной любви ананас.
Месталья живая – вот наш приговор,
а Лим это просто недоверчивый вор,
Местальи мы слышим уверенный хор,
Лим, в ад отправляйся, ешь свой мухомор.
Валенсия начинает предсезонные матчи,
а мы пожелаем ей верной удачи,
я думаю, что мы всем дадим сдачи,
и требую от нашей команды отдачи.
Боруссия Дортмунд – серьезный противник,
она может действовать как оперативник,
а мы должны силой своею бороться,
чтоб об острые лезвия ее не уколоться.
Штутгарт – соперник конечно попроще,
известность его – это адские рощи,
но нас напугать не получится в споре,
мы всех победим, а для них это горе.
Аталанту мы очень хорошо уже знаем,
ведь мы не впервые с ней сложно играем,
и пусть у нее очень много таланта,
но ведь на бумаге все равно Аталанта.
Потом нас всех ждет испанская лига,
для нас не впервые открытая книга,
и пусть все непросто для нас на бумаге,
но мы не погибнем в жестоком овраге.
Валенсию ждет неземное леченье,
но ведь для нее это есть приключенье,
надеяться будем, что мы много сможем,
и Господу Богу конечно поможем.
Валенсия, тебе нужно Богу молиться,
чтоб в этом сезоне как прежде резвиться,
Господь не оставит, Он будет звездою,
а в вечности вечной Он будет тобою.
Кастильехо, скажи нам, зачем ты пришел,
может в Валенсии ты богатство нашел,
может ты хочешь в основе играть,
или ты хочешь звездой яркой стать.
Кастильехо, не удастся тебе нас обмануть,
мы за Валенсию даже готовы всплакнуть,
мы не оставим ее без защит,
мы валенсийский надежный гранит.
Кастильехо, уходи и не возвращайся опять,
мы повернем всю твою судьбу вспять,
ты не пытайся нас обхитрить,
мы валенсийская надежная нить.
Кастильехо, скажи нам правду сейчас,
у нас ведь льются слезы из глаз,
нам надоело уже долго болеть,
Валенсия ждет и готова взлететь.
Кастильехо, когда эта боль вся уйдет,
когда мы взлетим в наш свободный полет,
Валенсия столько всего унесла,
а ведь когда-то она ребенком росла.
Кастильехо, ты думаешь все просто так,
ты ведь уверен, что ты в футболе мастак,
ты ведь уверен, что ты супер игрок,
а ведь в душе затаился порок.
Кастильехо, прости меня за все эти слова,
надеюсь что ты нашей жизни глава,
просто в Валенсии творится кошмар,
нам очень нужен новый Пабло Аймар.
Пабло Аймар, ты Бог Богов, ты Царь Царей,
твое величие – звезда,
ты точно не глухой еврей,
в твоих руках твоя узда.
Пабло Аймар, ты Принц Принцесс,
в тебе величие – гора,
ты валенсийский добрый стресс,
болельщики кричат: Ура.
Ну почему ты так силен,
откуда эта доброта,
тобой болельщик опьянен,
в тебе такая острота.
Мяч подхватил и обыграл,
противника, что пал в борьбе,
ты техникой всех добивал,
как будто жил ты на луне.
Ты просто космос, ты герой,
что радовал нас волшебством,
ты наш спаситель, ты как Ной,
что спас зверей своим крестом.
Ну что за чудный человек,
откуда крест ты свой сыскал,
не раскрывая своих век,
ты футболистом грозным стал.
Ну почему ты Бог чудес,
ну почему ты волшебство,
ты валенсийский добрый лес,
ты вся любовь, не колдовство.
Ты клоун нежный, ты Король,
в тебе нет смерти и оков,
не съест тебя слепая моль,
Аймар достоин лучших слов.
Ты Божество небесных стен,
ты радость наша и любовь,
ввязал ты души наши в плен,
мы словно видим тебя вновь.
Что происходит, что же дальше,
в Валенсии мятежный дух,
как много зла гнилого, фальши,
пусть трижды пропоет петух.
Пусть трижды Петр отречется,
Валенсии сильней не стать,
пусть Бог за нас как прежде бьется,
но вся загажена кровать.
Что происходит с нашей болью,
в Валенсии так много зла,
что делать нам с безумной ролью,
неандертальского козла.
Как будто Лим в безумстве пляшет,
танцует в високосный год,
пусть он в кровать негодно ляжет,
пусть червь наполнит полный рот.
Ну что за адское безумство,
нарисовал художник злой,
откуда жаждущее буйство,
Лим весь гнилой, Лим весь плохой.
Просто он столько зла нам сделал,
он мучил в непорочный день,
он адским злом в борьбе злой ведал,
он злых шипов порочный пень.
Гори в аду, ничтожный ясень,
живи в огне, молись в бреду,
а наш день будет снова ясен,
в листве я тополя найду.
Люблю Валенсию душою,
живу в огне порочных глаз,
а Лим является лишь вшою,
он созидатель ложных фраз.
Лим: лжец, ничтожество, безумец,
он очень подлый человек,
он собиратель ложных улиц,
и подлых немощных калек.
Джомерт – откуда это слово,
нам непонятное совсем,
ты не приносишь нам улова,
и не приносишь нам проблем.
Ты так полезен, но невнятен,
ты будто храбрый Аполлон,
но путь совсем твой непонятен,
ты будто жирный, злобный слон.
В тебе величие и язва,
в тебе болезни и любовь,
играя временами грязно,
ты хмуришь злобно свою бровь.
Ты футболист вроде швейцарский,
а может турок вообще,
но не играешь ты по-царски,
но польза от тебя вдвойне.
Ты вроде сильный, вроде слабый,
играешь вроде хорошо,
но непонятен путь твой бравый,
за что любить тебя, за что.
Твоим любимым нежным словом,
мы грязь стираем в суете,
когда увидим тебя новым,
тогда поймем что мы не те.
Возможно правдой ты докажешь,
что футболист ты непростой,
нам технику финтов покажешь,
тогда поймем что ты большой.
Но главное играй в защите,
обороняй небесный сад,
тогда мы будем на орбите,
а в наших душах будет град.
Джомерт – откуда эта слава,
любовь еще не заслужил,
на все иметь ты будешь право,
но главное, чтоб долго жил.
Форум Валенсианистас, вы простите меня,
но должен писать я для вас этот стих,
Валенсии форум, моя вы семья,
вы слышите, голос еще не притих.
Я так вас люблю, но страдаю взамен,
мне сложно рассказ свой пересказать,
я так не хочу в жизни злых перемен,
за вас я готов свою душу отдать.
Не знаю смогу ли я смерть победить,
в которой рожден вместе с вами я был,
я так не хочу своей злобой вредить,
наверно своими словами я плыл.
Я знаю, что вы лучше всех на земле,
что вы своей жизнью спасаете жизнь,
я так хочу слышать ваш крик в сентябре,
когда же Валенсия близится ввысь.
Я столько всего с вами переживал,
я столько писал, чтобы так просиять,
в вас правдой своей вашу злость убивал,
а нужно всего лишь вас нежно обнять.
На самом ведь деле вы просто любовь,
в которой я смертью своею плыву,
не знаю смогу ли за вас пролить кровь,
но знаю, что вас очень сильно люблю.
Вы так просияли в ночной глубине,
вы так растворились в полночном яру,
летучие мыши поют песнь луне,
а я растворился в полночном бору.
Вы знаете, правду так сложно писать,
так хочется просто любить, песней плыть,
о вашей душе мне бы все бы узнать,
чтоб вашим поэтом все время мне быть.
Но так не бывает, мой путь впереди,
когда-то придется прощаться, но нет,
написано в Библии: не навреди,
я так хочу жить тут еще много лет.
Кили Гонзалес, ты как лошадь,
что рвет узду своим крестом,
ты быстро пробегаешь площадь,
махая пламенным хвостом.
И пробегая все на свете,
ты извергаешь ртом огонь,
и не сравнится с тобой ветер,
и ты не извергаешь вонь.
Лети, лети, небесный странник,
не замечая злых преград,
лети, лети ты птицей ранней,
быстрей чем пули автомат.
Ты скорость набирая быстро,
летишь в смятенье злых сердец,
ты пробегаешь путь свой чисто,
среди жестоких, злых овец.
Лети, огнем не угасая,
не останавливая шаг,
глупцы не смогут видеть рая,
душой в раю ты будешь наг.
Ты быстр, ловок и изящен,
ты в гневе будто гнев Христа,
ты адски страшный злобный ящер,
один из тысячи, из ста.
Ты адски резвый злобный кролик,
несущий скорость небесам,
из сотни тысяч ты как нолик,
ты не бросаешь кости псам.
Кили Гонзалес, ты характер,
ты сила, воля и любовь,
пахаешь землю будто трактор,
и страшно хмуришь свою бровь.
Мы будем помнить тебя вечно,
ты вечный пламенный огонь,
в твоей душе все бесконечно,
ты адски злой небесный конь.
Самуэль Лино, задам тебе все тот же вопрос,
зачем ты суешь в Валенсию свой длинный нос,
и сможешь ли ты выдержать за нас тяжкий кросс,
и не настигнет ли тебя в дороге грозный понос.
И что же ты будешь делать у нас,
ты будешь за нас есть овощной ананас,
ты будешь бить всех как Хосе Бордалас,
или лить слезы ручные из глаз.
Что же ты будешь делать потом,
конфеты гигантские есть грозным ртом,
или копать и рыть землю кротом,
а может ты будешь как адский фантом.
Может ты призрак волшебный в ночи,
может тебя поклевали грачи,
может ты жирный и ешь калачи,
или тебя не долечили врачи.
Я вот приход твой совсем не пойму,
ты ведь навряд ли писал книгу Му-му,
ты ведь и рыбы совсем не ловил,
и колорадских жуков не давил.
Не понимаю я таких игроков,
у них ведь наверно нет оленьих рогов,
вряд ли они едят миллион пирогов,
вряд ли пьют кровь неандертальских козлов.
Ты избавляйся скорей от оков,
и не смотри в ночи ты страшных снов,
кушай горячий достойнейший плов,
и не говори недостойных нам слов.
Скажи нам скорей с какой целью пришел,
может в Валенсии громадный клад ты нашел,
может ты хочешь стать помудрей,
или играть как Андрей Воробей.
Самуэль Лино, не понимаю совсем твой приход,
надеюсь что ты не простой обормот,
что ты нам поможешь взрастить огород,
что ты принесешь для Валенсии плод.
Юнус Муса, ты очень быстрый,
резкий, резвый, и лучистый,
быстрый, добрый, резвый парень,
не сидишь ты с кружкой в Баре.
Ты Валенсию целуешь,
всей душой ее ревнуешь,
за нее переживаешь,
за нее душой играешь.
Скорость быстро набирая,
получая нагоняи,
ты волнуешь наши души,
не целуешь лбом ты лужи.
Ты волшебный, добрый парень,
зависть в сердце злобной твари,
существо ты добродушье,
не сидишь ты в пьяной кружке.
Тренировки разгоняя,
всей душой в футбол играя,
разгоняешь сердце чисто,
всей душой авантюриста.
Что же ты за человечек,
ненавидишь злых овечек,
пробегая поле быстро,
ты играешь роль артиста.
В злой душе авантюриста,
ты играешь роль артиста,
но ведь это не забыто,
ты футбольное корыто.
Ты футбольная орбита,
на которой все забыто,
сердце пламенем покрыто,
но любовью не избито.
Юнус Муса, ты очень нужен,
будь с Валенсией ты дружен,
быстрый, резвый, и лучистый,
ты король авантюристов.
Гонсалу Гедеш, даже не знаю что сказать,
прошу тебя, не уходи,
пусть даже сердце бьется вспять,
в твоей негаданной груди.
Прошу тебя, только не плачь,
не умывайся ты слезой,
Лим – это зло, он злой палач,
а ты омыт слезы росой.
Слеза, слеза, слеза, слеза,
я плачу будто ты забыт,
роса, роса, роса, роса,
и сердце за тебя болит.
Куда уходишь ты, постой,
прошу тебя, не покидай,
в Валенсии ты стал большой,
в наших сердцах увидел рай.
Куда бежишь, остановись,
ты нашим плачем весь омыт,
ты быстрым стал как будто рысь,
как будто рысь в тебе кричит.
И криком этим ты готов,
бросаться с кручи неземной,
ты был одним из тех котов,
что накрывали нас волной.
Как будем дальше без тебя,
ты понимаешь что творишь,
за нас, за всех, и за меня,
не те слова ты прокричишь.
Куда бежишь от нас, герой,
куда ты прячешься от нас,
не покидай судьбы настрой,
ты будь одной из тех прикрас.
Что затмевают каждый день,
что не бросают нас в беде,
не оставляй нас словно тень,
ты будь звездой в нашей судьбе.
Гонсалу Гедеш, какой же ты быстрый,
взял мяч, подхватил, побежал, обыграл,
и ты на земле сильней всех футболистов,
ты лучше на свете всех лучших играл.
Ты просто торпеда, атлет, невидимка,
ты сказка, волшебник, игрок неземной,
с тобой мы всегда на игре победим ка,
для нас никогда ты не будешь чужой.
С твоим арсеналом мы просто орбита,
мы счастья лучи, всех команд палачи,
и пусть вся судьба твоя Лимом избита,
но видно его не лечили врачи.
А ты, несмотря на невзгоды земные,
творил чудеса, волшебством укрывал,
такие как Лим – это люди больные,
а ты за Валенсию сердцем играл.
Ты рвал на куски, мятежом укрывался,
а Лим в это время в грязи воровал,
пока ты побед на земле добивался,
Лим просто нещадно Валенсию крал.
Гонсалу, ты чуткий великий волшебник,
который все сердце за нас полагал,
а Лим – это адский жестокий нахлебник,
который всю жизнь только крал, воровал.
Какое несчастье, что ты нас покинул,
какая невзгода – тебя потерять,
а Лим сейчас горы наверное сдвинул,
конечно, умеет он все отбирать.
Но только забрать валенсийскую душу,
не может ничтожный двуличный лакей,
своим безразличием он сядет в лужу,
ничтожество, зло, грязь, гнилье, лицедей.
Гонсалу, нас помни, прошу, не скрывайся,
найди нас в пучине морей неземных,
прошу, ни за что никогда не сдавайся,
ты плыл в сложном море побед небольших.
Яспер Силлессен, ты великий надежный голкипер,
ты в кругах неземных победитель,
истребляющий все истребитель,
наполняющий все наполнитель.
Ты в воротах стоишь очень стройно,
и уверенно очень, спокойно,
побеждая наличием силы,
ты врагов отправляешь на вилы.
Заграждая собой поднебесье,
ты поешь нидерландские песни,
Нидерланды танцуют и пляшут,
а потом на достоинство скажут.
Что мол ты не надежный голкипер,
что ты вряд ли земли победитель,
что совсем уж ты не истребитель,
и уж точно ты не наполнитель.
Им всегда тебя так не хватало,
и игры твоей им всегда мало,
за тебя они переживают,
а потом словом злым убивают.
В Нидерландах тебя очень любят,
но судьбу твою только погубят,
нидерландские глупые песни,
а в Валенсии ведь интересней.
В Барселоне тебя не любили,
полигоном враждебным давили,
в Нидерландах об этом все знают,
и в сердцах своих не забывают.
У меня затаилось сомненье,
что голландское доброе пенье,
уж совсем не достоинством блещет,
и земля тебе не рукоплещет.
Но на самом то деле все знают,
что голкипер голландский блистает,
Яспер Силлессен – доброе имя,
для коровы голландской он вымя.
Дженнаро Гаттузо наелся от пуза,
он съел два огромных гигантских арбуза,
потом он избавился от лишнего груза,
так выбился в люди Дженнаро Гаттузо.
Дженнаро Гаттузо играл на органе,
Дженнаро Гаттузо сидел на диване,
Дженнаро Гаттузо пианино поклацал,
и гречневой каши тарелку обмацал.
Дженнаро Гаттузо свинюшку покушал,
Дженнаро Гаттузо сто лет не мыл уши,
Дженнаро Гаттузо в носу ковыряет,
и потом вонючим тихонько воняет.
Дженнаро Гаттузо в тарелку поплакал,
Дженнаро Гаттузо жалеет собаку,
Дженнаро Гаттузо не знает и счастья,
не знает он также земного ненастья.
Дженнаро Гаттузо газету читает,
из миски конфеты земные лакает,
считает себя превосходным магистром,
считает себя обороны министром.
Дженнаро Гаттузо не знает что делать,
бежит словно пес на тарелку обедать,
Дженнаро Гаттузо сосиску понюхал,
Дженнаро Гаттузо набил свое брюхо.
Дженнаро Гаттузо в салфетку покакал,
потом над какашкой своею поплакал,
потом вся какашка его удивила,
судьбой неземною его победила.
Дженнаро Гаттузо смеется над песней,
он думает что он бы спел интересней,
Дженнаро Гаттузо всю песню прослушал,
и бьет свою жирную грозную грушу.
Дженнаро Гаттузо детей тренирует,
и души Валенсии сильно волнует,
он наш несравненный забывчивый тренер,
весь мир перед ним сейчас встал на колени.
Бьют барабаны, трубы трубят,
великий игрок к нам пожаловал вновь,
он не из здешних земных голубят,
но в жилах течет каталонская кровь.
Теперь его цвет совсем не голубой,
а белый и черный, каким должен быть,
теперь он не бьет каталонской ногой,
не будет тихонько в сознании ныть.
Нико Гонсалес совсем не плохой,
а даже хороший, если узнать,
конечно пока он еще не герой,
но хочет в Валенсии славу сыскать.
Может получится, может и нет,
пока еще рано о нем говорить,
пока не дает он нам честный ответ,
будет на поле наверное выть.
Глупцы каталонские тихо молчат,
не могут Валенсии зло возразить,
гремят барабаны и трубы трубят,
святую футболку он будет носить.
Теперь Нико наш, мы не будем молчать,
футболку Валенсии тихо одел,
мы будем греметь, стадионы взрывать,
чтоб гимн валенсийский он нам прохрипел.
Теперь Нико знает, куда он пришел,
теперь понимает, что дом его здесь,
теперь ему вечно у нас хорошо,
и он несет светлую добрую весть.
О как повезло малышу здесь побыть,
услышать биение добрых сердец,
тихонько в сознании пламенном плыть,
поставить для зла в своем сердце конец.
Покончить с ужасной футбольной враждой,
не быть каталонцем, быть светом в ночи,
подумать своею земной головой,
что здесь слышен рай, ну а там палачи.
Рубен Бараха, бейся, бейся,
и пушку свою разряди,
и над врагом ничтожным смейся,
и сердце плавится в груди.
Ты просто ангел поднебесный,
мощнейший пламенный заряд,
удар довольно интересный,
и мощный адски наглый взгляд.
Ты просто ужас невозвратный,
ты просто пламенный герой,
ты просто пушка, необъятный,
в глазах огонь, пчелиный рой.
Огонь в тебе век не погаснет,
не сможешь горько пострадать,
ты словно праздник в горькой басне,
тебе не свойственно рыдать.
Ты наша правда в поднебесье,
ты наша истина и боль,
тебе не нужно быть известней,
в тебе и так большая роль.
Ты просто ужас в адской бане,
ты ужас низменных ребят,
в тебе вся истина восстанет,
и враг увидит страшный ад.
Ты заряжал больные пушки,
ты разряжал ударом ад,
ты закрывал собой игрушки,
и ты ни в чем не виноват.
О как же хочется услышать,
Барахи сильное перо,
и стать Барахи даже выше,
но я пока еще Пьеро.
Рубен Бараха, не забыться,
тебя услышать не могу,
святой водой готов умыться,
а в сердце доброе: “Агу”.
Матч с Атлетиком Бильбао уже не за горами,
мы будем их бить своими ногами,
а также думать своими головами,
мы будем сражаться своими руками.
Атлетик не сдастся своею судьбою,
он будет хлыстаться кривою ногою,
он будет бодаться своей головою,
и будет маячить своею рукою.
А нам ни за что никогда не сдаваться,
мы будем как прежде на поле бодаться,
в элиту земных компромиссов ворваться,
а также сражаться, сражаться, сражаться.
Атлетик упрется, а мы наступаем,
на поле споткнется, а мы побеждаем,
какая-то гордость проклятая в ссоре,
Атлетик продажный, жестокий на поле.
Но в целом мы знаем – Атлетик великий,
в нас нет компромиссов, но в нас есть улики,
им нас распознать не удастся на поле,
Атлетик велик, но несет много горя.
Валенсия знает как силу добавить,
Атлетик безумный без поля оставить,
мы будем толкать их спиной неземною,
и Бог скажет нам: “Я вам двери открою”.
За что столько зла в этом матче великом,
за что столько боли, борьбы, зла, и крика,
за что до сих пор мы не можем смириться,
и мы не способны с судьбой примириться.
Когда это зло между нами растает,
когда вся любовь на земле возрастает,
когда всю борьбу на земле остановим,
Атлетик продажный, но нет, он достоин.
Валенсия лучше для сердца святого,
в Атлетике нет столько счастья большого,
но все же сияет в земле семицветик,
Валенсия лучше, но рядом Атлетик.
Дженк Озкачар, ты турецкий воин,
только прошу, будь на поле спокоен,
нервы держи при себе, не сдавайся,
будь валенсийцем, труби, улыбайся.
Дженк Озкачар, не терпи злодеянья,
ты проходи на земле расстоянья,
трудолюбивый турецкий проныра,
не принимающий адского пира.
Как же ты светишь турецким забвеньем,
каждую грусть ты разводишь терпеньем,
не представляя как нужно сражаться,
ты продолжаешь земле улыбаться.
А вообще ты пронырливый турок,
не принимающий злых балагурок,
знаешь что женщина не виновата,
также ведешь себя с ней простовато.
Ну а зачем ты в Валенсию прибыл,
явно не хочешь считать злую прибыль,
может ты ждешь неземного забвенья,
явно не слышишь ты адского пенья.
Что за игрок к нам проснулся, пробился,
он алкоголя земного напился,
нет, это Дженк Озкачар, он не пьющий,
также возможно он малоимущий.
Ну и в Валенсии много не станет,
той безысходности, что жаждой встанет,
здесь заработать сознание сложно,
но на беззубой земле все возможно.
Дженк прибыл к нам с грозным пламенным кличем,
мы же его по фамилии кличем,
также по имени кличем немножко,
лишь бы была на обед ему ложка.
Ты молодец что в Валенсию прибыл,
здесь ты не будешь считать свою прибыль,
здесь уж придется на поле сражаться,
главное, чтобы умел не сдаваться.
Дженнаро Гаттузо, да уж, тяжко,
не справиться с немой борьбой,
надежды мрут, молчит натяжка,
и накрывает нас волной.
Волной борьбы немой в затяге,
и грязной немощной борьбы,
и не подпишем их на флаге,
мы все еще в руках войны.
Ты как-то подустал, сидящий,
ты как-то тихо не молчал,
в тебе момент судьбы болящий,
на футболистов ты кричал.
Ты что-то тихо отвечаешь,
ты защищаешь нас судьбой,
вражду судьбы ты нагоняешь,
в тебе настрой есть боевой.
Но все же что-то умиленье,
а что-то грязный грубый смех,
ты для кого-то вдохновенье,
а для кого-то грязный грех.
Ну почему ты не считаешь,
доход, что гневом получил,
за кем-то грязь ты убираешь,
и Бог тебя благословил.
За что молчишь ты в бурной буре,
за что кричишь в волне греха,
за что сидишь на властном стуле,
врага поставил на рога.
Ты вроде сильный человечек,
который подло нам не лжет,
твое сознание калечит,
огромный подлый бегемот.
Дженнаро, знаю, очень тяжко,
прошу тебя, ты не молчи,
когда придет момент затяжки,
ты сразу к Богу прокричи.
Ну что, Атлетико, готовься к смерти,
пришла за тобою нещадная смерть,
Валенсия – имя той смерти великой,
тебя ждет нещадная всей земли твердь.
Готовься погибнуть в немом поединке,
со святой Валенсией в нежном бреду,
ты столько ждало в сердце пламенной льдинки,
срывало с себя всей земли борозду.
Атлетико, спрячь свое грозное жало,
укройся фантомным незримым врагом,
над нашей судьбою гремит небес гало,
от нас веет добрым земным очагом.
А ты все крушить, убивать продолжаешь,
несешься больным лицедейным конем,
все так же людей на земле убиваешь,
и плавишь все грязным нещадным огнем.
Ну что ты за монстр в немой буйной бане,
откуда в тебе столько зла и огня,
ты грязь свою спрячь на безумном диване,
играешь ты роль всей земли короля.
А мы проиграть не хотим эту битву,
в которой Валенсия правит ключом,
возьмем в свои руки нещадную бритву,
а также тебя будем бить мы мечом.
Ты скройся, ты спрячься, убейся сознаньем,
укройся в борьбе подземельных небес,
живи на земле лишь грозы подаяньем,
в Валенсии гнев огнестрельный воскрес.
Ты думаешь злым просто так быть возможно,
ты думаешь зло не проснется в ключе,
ведешь ты себя на земле осторожно,
а в сердце купаешься в мерзкой моче.
Атлетико, знай, смерть уже очень близко,
Валенсия – имя той смерти святой,
от грязи твоей нам уже совсем слизко,
готовы мы биться, в нас костер боевой.
Андре Алмейда, ты уже легенда,
поскольку пришел ты в святой дружный клуб,
ты вряд ли силен как Давид злой Албельда,
и вряд ли ты глуп, освящен, мощен, туп.
Играешь красиво, порою брезгливо,
но все же достойный, великий трюкач,
цветешь будто яркая сочная слива,
и лечишь людей будто пламенный врач.
Зачем ты молчишь, хитроумный кудесник,
возьми уже мяч и иди воевать,
ты плачем молчишь, валенсийский наместник,
ты хочешь трибуну свою закрывать.
Но рано, еще побороться придется,
еще нужно правду свою уложить,
и вряд ли твой путь волшебством обернется,
в Валенсии стоит подольше побыть.
Играешь как Гомеш, уже все не плохо,
ты можешь возить, набирать грозный ход,
спасешь незабвенную нежную кроху,
и грозно раскроешь свой огненный рот.
Спасешь всех на свете любовью великой,
спасателем грозной Валенсии будь,
услышишь с трибун хитроумные крики,
вот так начинается твой новый путь.
Ты в сборной играл, у тебя все не плохо,
уже ты звезда освященных небес,
растешь будто листья святого гороха,
добром освящаешь ты жаждущий лес.
Послушай, пришел ты по назначенью,
попал в нежный рай поднебесной земли,
в душе у тебя до сих пор огорченье,
но так на земле все живут короли.
Попал будто в сказку смазливый ребенок,
теперь цвет его бело-черный навек,
красивый и умный смазливый ягненок,
и добрый святой озорной человек.
Солер, прошу, пожалуйста, не уходи,
ведь очень больно погибать,
своим созданием веди,
не заставляй нас умирать.
Ведь мы погибнем без тебя,
не сможем дальше пышно жить,
в тебе скелет весь из огня,
а нам помои только рыть.
Ну что ты делаешь сейчас,
ты нас пугаешь злым веслом,
весь мир готов кипеть за нас,
не оставайся злым ослом.
Ты помоги нам уберечь,
ту жизнь, в которой мы кричим,
произнеси волненья речь,
а мы сейчас душой молчим.
Но мы не будем умирать,
хоть уходи, хоть приходи,
нам в пасти львам страх не загнать,
как пароход теперь гуди.
Уйдешь, останешься глупцом,
оставишь то, что так берег,
и ты не будешь нам отцом,
оставишь дом, очаг, порог.
И горько плакать в злых морях,
не будем, сколько б нас не бил,
ты поселил вражду и страх,
воды святой в сердцах не пил.
Ну что за глупый человек,
который хочет поменять,
тот дух, что в нем живет вовек,
оставить дом, отца, и мать.
Солер, прошу, останься тут,
ты будешь счастьем весь сиять,
не променяй судьбы батут,
не стоит дом свой оставлять.
Карлос Солер, зачем ты оставил святой порог,
зачем выбрал в жизни неправильный путь,
ты звездный парнишка из добрых дорог,
ты нас разъедаешь как смертная ртуть.
Зачем ты оставил свой дом неземной,
зачем выбрал боль и хлысты бытия,
зачем надвигаешься адской войной,
зачем стала прошлым святая семья.
Валенсию бросил, ушел в забытье,
и плачешь в душе будто жаждущий пес,
Валенсии нужно святое питье,
а ты нам добавил волнующий воз.
Куда мы теперь упадем, как же жить,
без Карлоса день проживать на земле,
нам душу твою ни за что не открыть,
вся жизнь в сентябре, октябре, ноябре.
Ты как-то молчишь под весенней золой,
ты как-то кричишь будто осень вошла,
теперь наслаждаешься новой игрой,
и в жизнь твою новая правда пришла.
Но только нет правды где плачет восторг,
но только страдания выбрал теперь,
ты сам приготовил для нас этот морг,
и сам же закрыл в его смерть эту дверь.
Ну что же такое, как боль обхитрить,
чтоб Карлос все понял, вернулся домой,
теперь мы не сможем себя победить,
в нас дух и запал, только не боевой.
Прости нас, Солер, только сложно простить,
уходы из клуба тяжелой ценой,
нам сложно тебя на земле отпустить,
ну что ты наделал, ведь ты не больной.
Ведь ты же здоровый опрометчивый грач,
который летает в глубинах морских,
теперь ты для нас снова жажды палач,
не выбрал путь святости, выбрал мирских.
Матадор, пора зажечь это пламя,
пора воспалить этот мерзкий огонь,
тебя не назвать добрым именем Маня,
но ты все равно легендарный король.
Кавани, ты монстр, убийца, ты киллер,
ты грозы, ты бури, волненье, ты страх,
тебя не назвать глупым именем Миллер,
ты ужас, ты солнце, ты гало, ты крах.
Когда-то родился великий кудесник,
родился и пламенем начал сжигать,
всех тех, кто лежат до сих пор не на месте,
чтоб силу великую в битве набрать.
Ведь быть матадором задача кривая,
в ней свет искажен и гниенье небес,
тебе лишь нужна борозда голевая,
ты пламенем нежным в геенне воскрес.
Ты должен держаться, до смерти бороться,
бодаться с огнем воспаленным в укор,
на острые лезвия зла напороться,
свернуть очень много несбывшихся гор.
Прошу, останавливай время теченье,
борись у костра воспаленных небес,
футбол для тебя – это лишь увлеченье,
на самом ведь деле ты жаждущий бес.
Кавани, заводишь ты публику строем,
кривляешь погибшим унылым лицом,
но ты на земле только так весь устроен,
для нас навсегда ты пребудешь отцом.
Сражайся, борись, не молчи, улыбайся,
ты сможешь так души больные сберечь,
ты в души больные смятеньем врывайся,
неси добрым светом счастливую речь.
Мы так нестандартно тебя подписали,
теперь у нас есть матадор удалой,
таких футболистов мы еще не видали,
ты будь самой острой опасной игрой.
Хауме Доменек, как ты, дружище,
неужели получил травматический криз,
ты просто шикарный огромный ягнище,
и жирный откормленный ласкою лис.
Ты нас выручал, но проклятая травма,
внесла коррективы в шальную судьбу,
ты наша шальная заглавная правда,
ты руки сложил об шальную борьбу.
Ну что ты расскажешь, чем день твой удался,
теперь без футбола придется терпеть,
ты в разные струны судьбою подался,
ты так промечтал на весь мир прогреметь.
Судьба твоя - счастье, но травма погубит,
все то, что ты силой в кулак собирал,
пусть радость небес жизнь твою приголубит,
ты столько в душе счастья насобирал.
Когда же услышим мы нежные всплески,
услышим биение добрых сердец,
в тебе есть улов не задумчивой лески,
в тебе есть заглавный весомый венец.
Ты столько старался, за всех нас боролся,
теперь только травма, и времени крик,
ты силой великой за нас поборолся,
теперь только травма, и времени миг.
В Валенсии знают, что есть вратарище,
который спасал нас заглавной уздой,
он наш незабвенный верховный ягнище,
который блистает своей бороздой.
Доменек мечтал быть великим и громким,
старался молчать под восторженный крик,
он был огроменным, не был слишком тонким,
сиял будто свет, в нем устойчивый лик.
Держись, вратарище, душой мы с тобою,
и помним, что ты совершал много благ,
ты стал несравненной достойной волною,
но вдруг эта травма, как алчущий враг.
Валенсия мечтает быть свободной,
по-прежнему мечтает быть угодной,
все также очень хочет быть несносной,
мечтает быть достойной, сильной, взрослой.
Валенсия поет святые песни,
мечтает быть по-прежнему известней,
мечтает быть достойной, сильной, взрослой,
великой, мощной, радостной и рослой.
Сияя светом поднебесной выси,
лаская нежностью небесной, нежной рыси,
Валенсия влечет к себе любовью,
достоинством и нежной святой кровью.
Валенсия, несись скорей по свету,
к великому достойному ответу,
чтоб знать, что в сердце дружном скрыто,
ты радость, счастье, нежная орбита.
Валенсия, тебя люблю душою,
ты только будь всегда такой большою,
будь сильной, нежной, ласковой и взрослой,
достойной будь, великой и несносной.
Валенсия мечтает быть свободной,
но важно, чтобы Богу быть угодной,
добиться нежной и великой славы,
Валенсия листает жизни главы.
Валенсия сияет светом и ярким блеском чистоты,
приходит к Богу за ответом, растит в себе души цветы,
стремиться к Богу не боится, сияет яркой чистотой,
к святому времени стремится, волнует нежной простотой.
Валенсия стремится к Богу и хочет доброй снова стать,
мечтает обрести дорогу, не хочет с Богом воевать,
в Валенсии святое место, его так просто не добыть,
бывает снова в сердце тесно, но нужно душу приоткрыть.
Валенсия стремится к счастью и хочет зло преодолеть,
наполненная Божьей властью, мечтает песню снова спеть,
все это в Боге ей добыто, все это счастье для нее,
и сердце чистое открыто, мы все равно возьмем свое.
Но нужно к Богу приближаться, сиять небесной красотой,
чтоб пред врагом не унижаться, ты просто песню нежно спой,
к тебе, Валенсия, взываю, надеюсь, слышишь ты меня,
тебе всю душу открываю, от дня живу тобой до дня.
Возможно я не идеален, но вроде добрый человек,
но Богу очень благодарен, что в идеале я стратег,
что я с Валенсией так связан, что идеальным быть могу,
я к Богу всей душой привязан, Валенсия, тобой живу.
Душа сияет солнца светом,
Валенсия шумит в ночи,
мечтаю быть я сном согретым,
а за окном лишь палачи.
Лечу в безводные долины,
с Валенсией мечтаю жить,
одетый в цвет земной рябины,
мечтаю в облаке все плыть.
Валенсия в душе лишь плачет,
а я стремлюсь душой рыдать,
подарит ласки нежной мячик,
и радость будет отдавать.
С Валенсией безумно счастлив,
что жить в низах готов не зря,
я обретаю небо в яслях,
и обретаю жизнь царя.
Но я лишь принц в безумной чаще,
волшебник в нежных рукавах,
в Валенсии мой подвиг слаще,
я стойко выдержан в низах.
Но я стремлюсь быть нежно выше,
с Валенсией я снова жив,
быть может небо мы услышим,
когда отправимся в прорыв.
Господь, помоги быть Валенсии ласковой лаской,
Ты ей помоги быть любви решетом,
пусть будет рассказом волшебным и сказкой,
пусть будет сладчайшим и вкусным тортом.
Господь, пусть Валенсия будет любимой,
пусть будет счастливой и райской весь срок,
пусть будет волшебной, красивой, игривой,
и даст нам полезный великий урок.
Господь, не забудь про Валенсии нежность,
в душе у Валенсии много чудес,
да, мы сохраняем людскую небрежность,
но ангел в душе не для всех ведь воскрес.
О Господи, дай нам с Валенсией счастья,
прошу, только ласку в нас не убивай,
пусть шапка с тигрятами будет в ненастье,
игрушками счастья наполни наш край.
Господь, не оставь валенсийское время,
наполни нас нежной красивой водой,
пусть будет Валенсия в сердце как бремя,
а лучше пусть будет свободной борьбой.
За все благодарность воздам Тебе тихо,
спасибо за то, что в Валенсии глас,
пусть будет Валенсия двигаться лихо,
а Ты сохрани в наших душах алмаз.
Летучие мыши здесь, будьте потише,
иначе укусят летучие мыши,
и кровью они вашей в миг насладятся,
летучие мыши, придется бояться.
Летучие мыши опаснее тигра,
хитры и проворны в кровавых их играх,
и только лишь ночь в этот день заступает,
летучие мыши ваш страх забирают.
И пусть по размеру они не большие,
но ведь кровопийцы они удалые,
клыки их и крылья, все есть то что нужно,
и чувствуя страх ваш настигнут вас дружно.
Побойтесь, побойтесь, летучие мыши,
порвут вас на части и даже не слыша,
и даже о них ничего и не зная,
они вас порвут вашу кровь выпивая.
И ужас на вас наведут несомненно,
летучая мышь-это хищник отменный,
они вас мгновенно заставят бояться,
и с ужасом тьмы вам придется обняться.
Но после объятий, не выжить вам боле,
летучая мышь нанесет много боли,
и вас несомненно порвав на кусочки,
летучая мышь в вашу жизнь ставит точку.
О Бернардо Эспаньета, ты был великий человек,
пусть в душе твоей красивой не замерзает теплый снег,
в каждом лучике небесном видим мы твой яркий свет,
и когда тебя мы слышим, то даем святой обет.
Ты был дружным бедолагой, жаждал радостью небес,
наполняясь святой флягой, ты копил наш интерес,
сколько радости небесной ты принес в нашу судьбу,
когда слышал радость песни, ты трубил во всю губу.
Очень жаждал ты в начале, а потом дух напоил,
на руках тебя качали, ты нас сердцем не винил,
сколько радости принес ты, прорицая глубиной,
сколько счастья в эти версты заложил святой волной.
В каждом поднебесном свете видим мы твой яркий лик,
в наши души своим счастьем навсегда душой проник,
до сих пор не оставляешь наши судьбы ты душой,
отчего же в ярком свете ты всегда такой большой.
Что за чудный человечек вновь родился в небесах,
тот, кто ужаса не ведал, кто не знает слово страх,
тот о ком поем мы песни, кого помнить будет кровь,
тот, кто нес святую силу, нес Валенсии любовь.
Сколько радости волшебной ты отдал за жизни хлеб,
даже в нашей грешной жизни Эспаньета был не слеп,
ты волшебник поднебесья, радость радости небес,
не желал ты в жизни лести, ты не жалкий грешный бес.
О Бернардо Эспаньета, не забудем никогда,
в небесах пусть ярким светом вся горит твоя звезда,
ты волшебный яркий лучик, светлый прутик чистоты,
не найти нам друга лучше, лучший друг конечно ты.
Рафаэль Бенитес, ты был одним из наших начал,
ребенка ты в яслях с любовью качал,
ты ждал невозможной победной игры,
чтоб жажду победы не сгрызли бобры.
Ты очень сиял, но померкнул вдали,
в тебе просыпались морей корабли,
ты ждал поднебесной волшебной борьбы,
ты скрещивал пальцы, скрывая углы.
Ты вовсе не знал, что нас ждет огород,
в котором играет на пальцах народ,
ты вовсе призвание не раскрывал,
стремился вести невозможный навал.
Ты столько чудес на земле совершил,
ты клетку в диване с любовью все шил,
старался укрыть от угроз вертолет,
в котором Валенсия праздник свой ждет.
Ты очень мечтал побеждать на земле,
смеялся в лицо грозной адской войне,
Валенсию шил по кусочкам в навал,
и души людей на земле волновал.
Ты тренер с великой победной душой,
душа твоя скрыта любви паранджой,
зачем ты так мучаешь наши сердца,
ты шел всей душой до победы конца.
В конце победить ты смеялся взамен,
ты ждал на земле всех святых перемен,
ты очень мечтал на земле побеждать,
ты злому угрю не хотел угождать.
Ну что за чудесный большой человек,
живущий под гнетом кровавых калек,
которого часто унизить могли,
но в луже в итоге с позором они.
Рафаэль Бенитес, ты очень кричал,
ты был самым лучшим из наших начал,
кричал на Валенсию с доброй душой,
ты самый великий и самый большой.
Ну что там, Валенсия, что скажешь,
бросая камни в якоря,
быть может, радость мне подскажешь,
меня унизишь до нуля.
Но я униженным не буду,
бросаться в бездну не готов,
я не больная кукла Вуду,
хоть я в плену земных оков.
Но только ты приносишь счастье,
сияешь радости волной,
во мне кипит так много страсти,
но я ребенок не больной.
Спокоен внешне и уродлив,
но это ложь, ведь я красив,
я ненавижу людей подлых,
я за хороших, за своих.
Безбожники плюют мне в душу,
ничтожества порочат путь,
а я в Валенсии наружу,
мне мышь летучую на грудь.
Все эти гады жизнь потопят,
погубят радость и любовь,
но печь в Валенсии все топят,
чтоб сатану угробить вновь.
Валенсия с грехом воюет,
и не боится злых небес,
у нас в команде Джастин Клюйверт,
а в сатане порочный бес.
Вы, злые люди, беспощадны,
вы кровожадные миры,
а валенсийцы ненаглядны,
мы не во власти сатаны.
Валенсия, тебе спасибо,
за то, что ты со мной живешь,
мы побеждаем зло красиво,
и ты, Валенсия, не врешь.
Эктор Купер был великий тренер,
два раза выводил в финал,
в душе своей совсем не Ленин,
он все команды побеждал.
Херард владел отличным пасом,
мог забивать и пас отдать,
он обладал отменным классом,
и всех стремился побеждать.
Джукич играл в защите грозно,
был опытен, силен, велик,
ему в футбол играть не поздно,
он издавал достойный крик.
Клаудио Лопес был техничен,
и быстр очень свысока,
футбол его всегда отличен,
в нем жизни пламенной рука.
Айяла был хитер и кроток,
смирен, спокоен, милостив,
он исполнитель должных ноток,
умен, задорен, и красив.
Карью был тонким футболистом,
он продавить умел врага,
он мог бы быть баскетболистом,
но знал зачем ему нога.
Карбони был душой команды,
стремился душу открывать,
он мог одеть даже пуанты,
чтоб конкурентов обыграть.
Мендьета был футбольный гений,
он мастерством блистал в игре,
он мир поставил на колени,
стремился быть звездой в борьбе.
Да, Купер был прекрасный тренер,
но победить не удалось,
он не был в лжи напрасной лени,
и два финала нам сбылось.
Ну что тут сказать, вокруг хаос, разруха,
Валенсия дышит, но болью цветет,
и на старуху бывает проруха,
но Царь поднебесный к нам вскоре грядет.
Они кулаки свои мажут елеем,
а мне бы скорее Валенсии мяч,
не знают, что будут убиты евреем,
ребенок с игрушкой возвысится, плач.
Ну что же за глупые мерзкие рожи,
Валенсия плачет и болью гремит,
пусть снимут с себя воздух низменной кожи,
и Бога познают, усилят гранит.
Но так не бывает, все болью питаясь,
стремятся познать пути смерти и лжи,
Валенсия силой живет наслаждаясь,
а в их душах руки бессовестной ржи.
Ну как не познать пути радости, счастья,
Местальи услышать опрометчивый звук,
но им нужно больше жестокости, власти,
а в сердце Валенсии любви только стук.
Пытаются бить, унижать, наслаждаться,
Валенсия в страхе бушует с мечом,
нам нужно от зла головой отбиваться,
быть сильным и страстным умелым врачом.
Ну что происходит вокруг, беспорядок,
Валенсия сдастся, но это все ложь,
когда соберем урожай с наших грядок,
услышим с небес всей Валенсии дрожь.
Реал Мадрид, совсем не поздно,
футбол твой лживый обличить,
не выглядишь ты силой грозной,
тебя не сложно уличить.
Ты надвигаешься кошмаром,
стремишься бурю возбуждать,
ты нам такой не нужен даром,
тебя не сложно побеждать.
Ты глупый хитрый злобный воин,
хоть воином и не назвать,
ты в этой жизни не достоин,
тебя не сложно обыграть.
Ты думаешь, что ты великий,
но это ложь в твоих губах,
твои не сложно видеть лики,
тебя не носят на руках.
Ты никогда не вознесешься,
тебя не сложно победить,
ты за себя совсем не бьешься,
ты хочешь только раздавить.
Реал Мадрид, ты так ничтожен,
позор, уныние, и срам,
Валенсией ты уничтожен,
ты злобный глупый хитрый хам.
Валенсия всегда в победах,
а ты, Реал, позор и ложь,
не проживем всю жизнь мы в бедах,
Реал Мадрид – слепая вошь.
Барселонин проснулся с утра,
выпил яду и сразу погиб,
да, находит на душу хандра,
Барселоны в душе слышен скрип.
Барселонин умылся платком,
посмеялся и плачем вопит,
он наполнен яичным лотком,
но в душе ничего не горит.
Барселонин заплакал, уныл,
расстрелял поднебесную вошь,
он с мадридским Реалом поплыл,
в голове у него только ложь.
Барселонин смеется собой,
знает глупость свою и свой нрав,
заблистает больной головой,
а потом душу давит удав.
Барселонин в душе очень глуп,
созидает своей пустотой,
он задорен, несчастен и груб,
не блистает своей красотой.
Барселонин уснул на печи,
и баранки с гранатом жует,
каталонские ест калачи,
и грозу ядовитую пьет.
Барселоны в душе слышен крик,
Барселонин проснулся и пьет,
Барселонин в душе очень дик,
только душу несчастную бьет.
Валенсия, мы побеждаем,
их бьем внезапностью своей,
и никогда не унываем,
в нас нежной радости елей.
Вилья громил внезапной пушкой,
Мендьета бил своим огнем,
для них не стали мы игрушкой,
ведь мы с Валенсией вдвоем.
Они ракеты запускают,
а мы Валенсией кричим,
с огнем души они играют,
а мы становимся большим.
О сколько подлых изумрудов,
указкой бьющих по лицу,
они камней собрали груду,
и не приблизились к Творцу.
Жестокость мира убивает,
насилие вокруг и блуд,
наркотики и пьяных стаи,
они Валенсию убьют.
Вокруг безумие вселенной,
враждебность власти бытия,
они в жестокости надменной,
они мне больше не семья.
С Валенсией живу по краю,
дышу святой больной душой,
я грязь вселенной собираю,
и не обманут я лапшой.
Они хотят меня обидеть,
сломать стремятся каждый день,
но не дано им счастье видеть,
им нужен только пьянства пень.
Я никогда в судьбе не сдамся,
им не сломать мою судьбу,
на их угрозы не поддамся,
Валенсия ведет борьбу.
Спасите меня, умоляю, спасите,
мне больно дышать, лучше мне убежать,
Кавани, прошу, помоги мне держаться,
чтоб путь свой святой на земле продолжать.
Мендьета, ты рядом, ты дышишь любовью,
надеюсь, что ты не оставишь меня,
вся жизнь моя собрана всей святой кровью,
Валенсия – жизнь, и она же семья.
Бараха, утешишь, спасешь мою жизнь,
мне так тяжело в боли этой скрываться,
мне лучше спасаться любовью святой,
меня не бросайте, я сожжен войной.
Писать тяжело, но я верю сожжением,
я знаю, на помощь Валенсия мне придет,
спасусь, я не буду убит прегрешением,
ведь Царь наш небесный к нам вскоре грядет.
Вилья, прошу, не бросай, оставайся,
в защиту семьи грозно выступи вновь,
от страшных угроз, я прошу, не скрывайся,
пронзи свою жизнь, будто трепета бровь.
Висенте, я слышу, что ты уже рядом,
что ты не бросаешь свободой меня,
я собран всей силой великим обрядом,
в тебе растворилась вся сила моя.
Прожить всю жизнь скрытно не очень мне радость,
с Валенсией жить мне бы лучше всего,
но Бог все же выше, в нем истины сладость,
и сердца души, в нем душа, много в нем своего.
Гаттузо, прости, но ты должен бороться,
меня поддержать, не бросать в суете,
им только буянить, пить водку, колоться,
а мне бы картошку нагреть на плите.
Валенсия, все хорошо, просто тяжко,
но справлюсь, я знаю, ведь я же силен,
скажу по украински: “Дужэ мне важко”,
но все же в Валенсию сердцем влюблен.
чтобы оставить сообщение