Тренировочный процесс

На супере.
Пако оставил Парехо сидеть на лавке, пока остальные тренируются.
Даже есть видео. Видимо какой то конфликт, или Пако просто надоело, что Парехо дурака валяет на тренировках
Парехо недоволен тем, что его не отпускают в Севилью. Пако недоволен тем, что Парехо ведет себя неспортивно. Сказали, что теперь продадут куда угодно, но только не в Севилью
— shuttleПарехо недоволен тем, что его не отпускают в Севилью. Пако недоволен тем, что Парехо ведет себя неспортивно. Сказали, что теперь продадут куда угодно, но только не в Севилью

Может Мидлсбро нас выручит в очередной раз?
— AficionadoТеперь срочно нужно искать замену)

шутки-шутками, но если уйдет, то у нас в центре поля вообще какая-то жесть намечается. И каких-либо слухов о приличной замене нет. А на подобную позицию даже среднего уровня игрок будет стоить немало.
antialbeldista
Парехо почувствовал наши флюиды и самоустранился. Посмотрите обзор последней товарки, как он там пешком ходил ) Даже "пешее" обычного.

:applause: :applause: :applause:
Давайте Моутинью!
— fessшутки-шутками, но если уйдет, то у нас в центре поля вообще какая-то жесть намечается.

при всей его у..бщности, он чуть ли не лучший на поле и по статистике, и по классу (сам не верю, что пишу это).
Прощайте обрезы и "корпус", но адекватной замены нет, тем более в кантере
моутиньо бы
приносит мемы со sports.ru
проебали уже всех кого можно. непонятно кого СМОЖЕМ подписать на его место и на место гомеша... ключевое слово - СМОЖЕМ
— santiagoпроебали уже всех кого можно. непонятно кого СМОЖЕМ подписать на его место и на место гомеша... ключевое слово - СМОЖЕМ

Наверное Сампером барселоновским закрывать уход кэпа Хетафе будем
аццкий русоукроамерикофоб
Фил Невилл. Уроки испанского

В интервью Грэму Хантеру бывший игрок Манчестер Юнайтед и Эвертона рассказал о своем вояже на Пиренеи и работе в Валенсии вместе с родным братом.

— Вы очень хорошо разговариваете по-испански. Прежде, чем мы начнем говорить о футболе, расскажите поподробнее, как вы выучили этот язык? Не понимая футболистов, тренировать их чертовски сложно, не правда ли?

— Я занимался по два часа в день пять дней в неделю с репетитором, плюс еще по часу каждый день. На выходных я все повторял, брал с собой книги на каждую тренировку в спортзале. Поначалу, когда я не мог связать два слова, я даже не ходил на общие тренировки; но пришлось поднажать, я сосредоточился на словах, которые были нужны именно на тренировках. Конкретно я не так уж много работал со всеми игроками команды одновременно, но хотелось, чтобы эти десять-пятнадцать минут тренировки проходили на испанском языке. Вот потому я с самого утра по 45 минут разбирал исключительно футбольную терминологию — это не считая двухчасового занятия после обеда. Это не для слабаков. Если кто-то думает, что я в тогда гулял по ресторанам — как бы не так: я учил испанский. Летом мы с семьей съездили в Америку на три с половиной недели. Нужно было отдохнуть от учебы, и мы решили: эти три с половиной недели никакого испанского. Не прошло и два дня от начала отпуска, как мы уже гуглили репетитора испанского в Лос-Анджелесе. По-моему, у нас по-хорошему поехала крыша с этим языком.

— Что Вам больше всего нравится в испанском языке?

— Испанский дал мне то, чего не дала ни одна другая вещь в жизни, — я стал увереннее говорить. Это очень экспрессивный язык. Когда говоришь на испанском, нельзя держать руки по швам — нужно выражать свои эмоции, нужно говорить с душой; на испанском очень приятно вести беседу. Теперь я хочу знать его как родной. У меня чудесный учитель, потому что сам я немного ленивый, а он хочет, чтобы на чемпионате мира 2018 года в России я работал для испанского телевидения. Я уже давал несколько интервью на испанском, но теперь собираюсь выйти на другой уровень. Пока что я не идеален в этом плане — почти все понимаю, почти все могу читать и говорю неплохо, но еще процентов сорок учебного процесса у меня впереди.

— Что именно испанские тренеры делают по-другому, в итоге получая из примерно такого же исходного материала более качественных футболистов?

— Испанские тренеры всегда останавливают тренировку и исправляют ошибки, если что-то идет не так: пас в спину, неправильный угол — они не упускают ни одной детали. А на что можно надеяться без деталей? Как можно выходить на поле, если ты не умеешь отдавать передачи? На тренировках они постоянно отрабатывают "рондо", учатся отдавать передачи в ноги, под прессингом. На тренировках они не теряют ни одной секунды, которую можно потратить на то, чтобы учить, учиться и тренироваться — и все это с пристальным вниманием к деталям. Нет ни одной тренировки, когда футболист может подумать: "Ай, ладно, сегодня просто побегаем пять-на-пять". У каждой тренировки есть значение, каждая тренировка развивает тебя в определенном направлении.

— Может быть, у них более совершенный тренировочный процесс из-за того, что цели клуба, тренера, футбольной культуры изначально иные? Может быть, британские академии хотят от игроков чего-то другого? Кажется, что учебный процесс, который вы описали, невозможен без четкого понимания первичных целей, которые, судя по всему, правильнее, чем в Англии.

— Да. Многие 12-летние испанские ребята ни за что не попали бы в академию в Англии из-за маленького роста и веса. Там достаточно миниатюрных футболистов, гномов, которые готовы играть в основном составе своих команд. Если они хорошо контролируют мяч, отдают передачи, занимают правильные позиции на поле — у них есть все шансы стать отличными игроками. Жорди Альба, Хосе Гайя — они же крошечные, а как играют. Гайя, например каждое утро ездил 50 минут на автобусе после школы на тренировку и обратно, делая домашнюю работу по дороге — так пять раз в неделю.

— Сложно было адаптироваться к Испании?

— У них совсем другая культура. Даже погода: например, если в Валенсии 18 градусов — им холодно; если в Англии 18 градусов — мы все уже на пляже в Блэкпуле, ходим без футболок. Когда на небе тучи, как сегодня, я чувствую себя каким-то ленивым, вялым и уже не могу дождаться, когда вернусь в Валенсию.

— То есть дело не в жаре, не в температуре, а в том, что там светло, что небо всегда голубое, и от этого появляется куча энергии?

— Они не обедают до трех часов. Не пьют чай, не ужинают до девяти-десяти вечера. В Англии в семь часов я уже ложусь спать. А когда я на первую тренировку пришел в десять часов, все дико удивились. "Что это такое? Что он здесь делает?" Испанцы не любят раздражительных людей, не любят, когда на них кричат; они хотят спокойствия — им так комфортнее.

— Изначально Вас приняли в Валенсии куда теплее, чем ожидалось — и болельщики, и пресса. Но в Англии это вызвало огромную волну зависти, многие были просто вне себя. Как Вы с этим справились?

— С самого первого дня (наверное, поэтому я до сих пор и живу в Валенсии) я почувствовал себя настоящим "валенсиано". Нас чудесно приняли, пригласили в свой дом — игроки, работники клуба. Там у всех жителей загораются глаза, когда дело касается Валенсии. Туристов не очень любят, потому что заботятся о своем, — им не нужны чужаки, нарушающие их порядок. Валенсия перебрала кучу тренеров, потому что в клубе хотели самого лучшего кандидата, который приносил бы лучшие результаты. 100% людей в Испании были удивлены, когда Гари назначили главным тренером Валенсии. Обычно они хорошо знают своих кандидатов, их прошлое. А Гари появился из ниоткуда. В Англии все надеялись, что он провалится. А я только закончил свои тренерские курсы, и одна из вещей, которые я там понял, это то, что тренерам в Англии не помешало бы стать добрее, помогать и поддерживать друг друга, держаться вместе. Люди были счастливы оттого, что у Гари не сложилось в Испании — и пресса, и футбольный мир. Все теперь считают, что это была катастрофа, абсолютная катастрофа для Валенсии. Что касается результатов — согласен. Но знаете что? Я считаю, что он очень повлиял на клуб, и те решения, которые сейчас принимает руководство — это последствия работы Гари. Сразу же взяться за работу в таком клубе, как Валенсия, — для этого нужна была небывалая смелость. Понятно, что ему было сложно добиться успеха. Испанские тренеры тоже ведь не всегда преуспевают даже у себя на родине — а они-то говорят по-испански. Я считаю, что он оставил после себя наследство в Валенсии. Многие люди радовались каждый раз, когда мы проигрывали — это нормально; если ты успешный человек, к этому нужно быть готовым. Гари это прекрасно осознавал, когда брался за работу. Но это был очень хороший жизненный опыт, который изменил наши взгляды на жизнь.

— Вам не кажется, что Салфорд мог бы лучше развиваться, если бы вы чаще вмешивались в работу клуба? Вы же можете помочь со своим опытом и знаниями?

— Не думаю, что кто-либо из нас (братья Невиллы, Никки Батт, Пол Скоулз и Райан Гиггз являются совладельцами ФК Салфорд) когда-нибудь станет тренером Салфорда. Это стало понятно еще в первый год, когда я попробовал немного потренировать команду: нельзя смешивать эти две вещи — нужно быть либо владельцем, либо тренером, менеджером. Но относительно Салфорда мы строим долгосрочные планы. В жизни у нас будут разные периоды, мы будем заниматься разными вещами, а это пока что единственный стабильный проект. Это наша отдушина, наше творение, которое приносит больше удовольствия, чем все остальные наши занятия. А когда я смотрел, как Салфорд играл с Юнайтед оф Манчестер — это чувство невозможно передать словами. С каждой победой нам хочется еще большего, и клуб растет даже быстрее, чем мы можем уследить. За последние два года мы увеличились с восьмидесяти до двух тысяч людей.

— Что бы вы выбрали: заняться развитием Салфорда в ближайшие два-три года или стать тренером какого-нибудь испанского клуба на такой же период, дабы использовать то, чему вы научились, отработать разговорный испанский и вообще испытать себя?

— Я бы выбрал оба варианта. А почему бы и нет? Это ведь одна и та же работа. Нужно делать все, что можешь, наслаждаться жизнью. Перед тем, как уехать в Валенсию, я пришел к своим родителям. Ни разу в жизни я не уезжал от них куда-то далеко. И говорю: "Мы хотим уехать в Валенсию". Забираем у нее внуков, невестку... А она отвечает: "Вперед, не прозевай этот шанс". Наверняка, когда мы вышли из дома, они с папой очень сильно плакали. Нас учили никогда не отказываться от любых возможностей стать лучше, расправить крылья, всегда принимать вызов. Мой сын занимался в академии Манчестер Сити. Решение уехать в Валенсию приняли мои дети.

— Как это?

— Это было семейное решение. Я не мог все сделать с бухты-барахты, играться жизнями своих детей. У моей дочери инвалидность, а сын — в Ман Сити. Если забрать его из академии, то назад могут уже и не принять. И футбольная карьера может закончиться в тринадцать лет — по моей вине. Так что я предложил им два варианта на выбор: мы остаемся в Англии и ничего не меняется, или же мы едем в Валенсию, изучаем новую культуру, получаем бесценный жизненный опыт, знакомимся с другими взглядами на футбол. Сын сказал: "Мы должны это сделать".

— Невероятно.

— Он был уверен, что испанский футбол — лучший, и там он сможет научиться большему, чем в Манчестер Сити, станет более разноплановым футболистом, выучит новый язык. Говорит: "Испанский — это третий самый распространенный язык в мире. Если я его выучу, то смогу работать где угодно, смогу поступить в любой университет, играть за любой клуб". Вот мы и поехали в Испанию.

— Вызывает восхищение, как воспитывали вас и как вы воспитываете своих детей. Но не кажется ли вам, что в этом плане английское общество в последнее время подпортилось?

— Очень важно закладывать правильную основу. В жизни люди добиваются чего-то стоящего тяжелым трудом, тренировками. Вот, например, Флойд Мейвезер. Все видят только то, как он летает на личном вертолете — но знаете ли, в два-три часа ночи он не спит, а тренируется. Роналду после Евро поехал прямо в спортзал — он проводит там по три-четыре часа помимо обычной тренировки. Свои личные самолеты эти ребята заслужили, но основы воспитания у них в порядке. Я не просто хочу, чтобы мой сын был успешен в футболе; я хочу, чтобы он добился успеха в жизни. Точно так же я отношусь и к своим игрокам.

Добавлено спустя 1 минуту 31 секунду:
эт че, Гайя школьник еще? :О
сколько ж там учатся в ИСпании
эль мурсиелаго
Гайя, например каждое утро ездил 50 минут на автобусе после школы на тренировку и обратно, делая домашнюю работу по дороге — так пять раз в неделю.
Тони Лато принял участие в тренировке первой команды. Вопрос, кто закроет левую бровку в предстоящем матче - пока открытый.
аццкий русоукроамерикофоб
Сегодня на тренировке по тем или иным причинам не было ни одного центрального защитника, зато приняли участие Хави Хименес и Зотько.
Гарай и Мангаля индивидуально после травм работали.

Абденнур свалил на Кубок Африки.

Сантос не окончил занятие, дискомфорт и меры предосторожности.

Медран ездил на благотворительный матч в Севилью. Там были представители всех команд лиги. Были там и Марчена с Хоакином.

Гайя также должен был ехать на этот матч, но вчера утром он был в Педрегере в своем тренеровочном лагере для детишек, который он каждый год делает, а вечером был уже в расположении команды в Патерне.
Распорядок дня при Марселино:
08:30 завтрак
09:30 первая тренировка
13:00 обед
сиеста
16:00 полдник
17:00 занятия в зале
19:00 вторая тренировка
21:00 ужин
можно идти домой
не антимадридист
На тренировках новая фича - все друг друга касаются как в баскете.
С детства за Атлетико
не понимаю все-таки что этому Гараю не так. Парехо мне напоминает лабельду. Тоже непотопляемый. И последнее, надеюсь этот негр будет приносить команде пользы больше, чем предыдущий.
чтобы оставить сообщение